expert_756_008

Я очень хочу надеяться, что Шамиль Джигкаев был первым и последним.

Первым и последним, кого в Осетии убили за слова, за мысли, за стихи. Для нас всех тогда это зверское убийство стало шоком. Лично я писал много гневного, переполненного ненавистью. Гнев и ненависть, конечно, остались. Но вместе с тем, эти пять лет не то, чтобы успокоили, а дали время понять, что же действительно тогда произошло. У края какой пропасти оказалась моя республика.

Мы не сделали шаг вперед. Хватило ума. Потому что инстинкт самосохранения, все-таки, оказался сильнее. Только вот Шамиль до сих пор иначе как сакральная жертва не воспринимается. Во всяком случае, лично для меня. Сейчас понятно, что он умер за всех нас. Точнее, вместо нас. На нем – попробовали. Хотели посмотреть, что будет дальше. Надеялись на новую кровь. Не получилось. И очень хочется верить, что и не получится.

Правда от этого нам не легче. Я не скажу, что о Шамиле забыли. Вовсе нет. Но как-то так произошло, что сейчас его гибель воспринимается как просто смерть просто человека. Но это ведь не так. Все помнят, что было до его смерти. Что было после нее. Такое не забывается. Разве только при сильном желании.

Не хочется говорить избитых фраз, что мы не боимся, что нас не напугать, что мы такие вот бесстрашные. Нет. И боимся, и напугать и страх тоже есть. Как и у всех нормальных людей. Более того, может быть кто-то, помня о том убийстве, решил впредь молчать, обезопасив, как ему кажется, себя и своих близких. Такая игра в поддавки, в которой просто невозможно выиграть.

Да вот только в нашем случае молчание золотом не станет. И получится, что Шамиль Джигкаев погиб зря. Потому что он – не побоялся и молчание считал не золотом, а позором. Своим личным позором. И, скорее всего, сколько бы ему не отмерил бог за молчание, ни один день бы этот позор не давал ему покоя. Так что, он все сделал правильно.

Теперь наша очередь.

Рухсаг у, Шамил

Заур Фарниев

Поделиться в соц. сетях