На сцене ты можешь сделать все

Она могла бы пойти совершенно по другому пути, став журналистом или учителем  русского языка. Но Валерия Хугаева в студентке 4 курса увидела определенный талант. Так на сцене появилась одна из ярких и востребованных актрис в нашей республике.

О творческом пути, своих ролях, предстоящей премьере «Абон» рассказала заслуженная артистка Северной Осетии Алёна Бондаренко.

— Алёна, почему решили стать актрисой?

— Когда я училась в школе, у меня были кумиры – «Иванушки International». И мне очень хотелось с ними встретиться. Но не на концерте, а в жизни. Значит, необходимо было стать известной! Вот тут я и поставила перед собой цель, что стану знаменитой актрисой! В школе занималась в театральном кружке. Мне нравилось играть на сцене.

— А с «Иванушками» встретились в итоге?

— Да, это случилось. Я была у них на концерте, а затем мы продолжили наше знакомство в одном из кафе, случайная встреча. Кумиры оказались абсолютно «земными».

— Если бы не театр, то в какой сфере хотели бы работать?

— Думаю, стала бы вашей коллегой. У меня второе образование — журналист. Римма Заурбековна Комаева говорила, что у меня художественный слог, а это бывает крайне редко.

11701083_696116437201522_4940571066669832_n

— Как Вы стали актрисой Русского Академического театра?

— С легкой руки Валерии Хугаевой, которая рекомендовала меня, студентку 4 курса, Владимиру Уварову. Прослушивание перед такими мэтрами как Вячеслав Вершинин, Валерий Попов, Валентина Полякова вызывало трепет и волнение. Но у меня все получилось.

— Помните свой первый выход на сцену?

— Конечно! Спектакль «Банкрот», режиссером которого был Модест Абрамов. Владимир Уваров предложил меня на роль Липочки. И я играла в дубле с великолепной, ярчайшей актрисой Викторией Галетиной. Когда выходила на сцену, волнение переполняло меня. Я боялась забыть текст, оказаться не в том месте сцены, выйти не на свою реплику, в общем, напряжение покинуло меня лишь с закрытием занавеса.

Но первым выходом на сцену Русского театра можно считать маленькую, но яркую роль без единого слова в антрепризе «Нет войне» у Беллы Каргиновой.

— Есть ли  у Вас любимая роль?

— Роли – они как дети, никогда не выберешь, какая из них любимей. Есть роли, которые даются без особых усилий. А есть такие, которые надо пережить. Есть роли, которые в определенный момент жизни направили меня в нужное русло или подсказали мне, как нужно вести себя в той или иной ситуации.

— Есть режиссер, с которым вы мечтаете поработать?

— Когда я училась в университете, меня манила сцена Ленкома, где режиссером был и остается Марк Захаров. Но эта мечта так и осталась мечтой.

Вообще, работа с новым режиссером – это очередной этап в жизни, это новая ступенька. Работая над пьесой с Валерием Поповым, мы стараемся понять не только особенности характера героя, но и его душевное состояние, разбирая каждую запятую. Вячеслав Вершинин – блестящий актер, режиссер искромётных, потрясающих комедий. С ним легко работать на сцене.

С Модестом Абрамовым, с которым я работала неоднократно, система вообще другая. Там есть определенные рамки, он тебя вгоняет в этот скелет, и ты никаким образом оттуда уже не выпадешь. Он тебя заставляет, он тебя настраивает, он выстраивает мизансцену вплоть до поворота головы. Ему нужна именно эта картинка, которую он четко представляет. И доказательство сему «Банкрот» – спектакль, который идет уже 13 лет бессменным составом.

— По-Вашему, что самое сложное в профессии актёра?

— Актер – это особая профессия. Хочешь, не хочешь – тебе нужно плакать, смеяться, психовать, влюбляться… Актер должен уметь приспособиться, должен быть морально гибким, обязательно. Иначе ничего не получится.

12191008_432624183589989_2579549460007467041_n

— Актер проживает много жизней на сцене. Как вы восстанавливаетесь эмоционально?

— Всегда по-разному. Когда мы ставили «Трамвай «Желание», режиссер Владислав Константинов требовал на каждой репетиции слезы. Вы не представляете, сколько раз я «похоронила» своего отца.

Как из этого состоянии можно выйти? Переключиться сразу – нереально. Я сидела в гримерке, мне надо было пройтись по городу. А иногда достаточно снять грим и ты снова прежняя Алёна.

— Как восприняли роль Эллен в спектакле «Сотворившая чудо»? Есть точки соприкосновения у вас с ней?

Честно говоря, я не знала с чего начать. Все, что было сделано мною  – это 90 % работа режиссера. Психологически – это не ребенок, это животное. То есть, если она ударилась, ей даже объяснить не могут это, потому что она отроду не слышала, не видела и не говорила. В процессе подготовки я очень много наблюдала за детьми, которые не слышат, не видят и не говорят. Потом оказалось, что это было совершенно зря.

У меня нет ничего общего с этой девочкой. У нее злобное восприятие мира, а я очень жизнерадостный человек. Она – жесткая. Я очень мягкий и ранимый человек, меня легко обидеть.

— Какая из ролей вам близка по духу?

— У меня много таких ролей: Анна в спектакле «Ох, уж это Анна», Даша в  «Очень простой истории», Вера в «Последних», служанка в «Полоумном  Журдене», Манюшка в «Танго на закате». Но у меня есть и разногласия с некоторыми персонажами.

— Как проходит подготовка к «Приличным девушкам»? Что оказалось самым сложным?

— «Приличные девушки» — это мюзикл, где надо танцевать, петь и играть одновременно. То есть это не только физические нагрузки, но и эмоциональные. Изначально, это уже сложно. Танцы, которые ставит великолепный хореограф Сергей Никульшин, занимают в спектакле особое место. Сергей не смотрит на твое умение или неумение, можешь ты танцевать или нет. Он тебя научит!

С вокалом тоже были определенные трудности. Во многом мне помогает Александр Гоптарев и моя подруга – Елена Газзаева, которая сыграла уже в нескольких мюзиклах и прекрасно знает эту специфику. Но самое главное — это игра актеров. Богдан Петканин очень требовательный, педантичный, но в то же время стильный режиссер, который выстраивает на сцене свой мир. Мир, где органично живут актеры. Работа с такими людьми – это большой опыт для любого артиста.

— О какой роли мечтаете?

Мне бы хотелось сыграть Екатерину Великую. У меня с университетских времен осталась эта мечта. Я думаю, что мы близки с ней по духу.

А еще мечтаю сыграть Катарину в пьесе Шекспира «Укрощение строптивой». Надеюсь, что мечты сбываются! И мы «замахнемся на Вильяма на нашего на Шекспира!»

bondarenkoe

— Ваш любимый писатель?

— Любимый писатель – это Бернард Шоу, однозначно. Я обожаю его за прямолинейность и парадоксальность. Он реалист, не сторонник внешнего правдоподобия. Гарсиа Лорку очень люблю, яркий поэт и драматург. Говорят, что он специфический писатель, не все его понимают. Я его понимаю с первой буквы. Каждую его пьесу, каждое стихотворение. Это мой писатель.

Последняя книга, которую я прочла, была о Раневской. Мне нравится эта женщина и как актриса, и как неординарный остроумный человек. Я думаю, мы бы с ней подружились.

Беседовала Инга Мамедова

Поделиться в соц. сетях