Не оправдываться, но доказывать

Всегда считала, что актрисам в возрасте 30+ с внешностью восемнадцатилетних девочек несказанно повезло – опыт и мастерство растут, а фактура сохраняется. Но артистка Русского Академического театра Зоя Бестаева со мной в корне не согласна – ей хочется играть «роли, требующие не только внутреннего, но и внешнего возраста». В этом году актриса отметила юбилей – 10 лет на сцене.

— Зоя, почему Вы посвятили жизнь театру?

— Я шла к этому с детства. Мы жили в Даргавсе, когда мне было чуть больше года. Наша семья производила кумыс, и так сложилось, что многие «звёзды» приезжали к нам покупать его в лечебных целях. Однажды приехали Сима Ревазова и Булат Газданов. Естественно устроили небольшие гуляния с песнями и танцами. Сима Ревазова подняла меня на руки и стала что-то напевать, а я – пританцовывать в ответ. Легендарная гармонистка обернулась к маме со словами: «Обязательно отдайте её в творчество». Родители тогда же решили, что я буду актрисой.

— А почему учиться уехали в Краснодар?

— Сначала поступила здесь в Колледж культуры. Мне все педагоги стали внушать, что я очень талантлива, что в Осетии мне будет тесно, что это не для меня. Я побеждала в конкурсах, смотрах, фестивалях. Собрала целую коллекцию томов с произведениями Коста. В конце концов, просто села в поезд и поехала покорять Москву. Только получилось почти, как с героиней «Приходите завтра». На смотры приходила раньше всех и с 6 утра сидела на ступеньках. «Я же лучшая. Сейчас быстро прослушаюсь и поступлю». Но не тут-то было.

— Что происходило?

— Доходила до третьего тура и слетала. Не выдержала и в «щепке» спросила: «Ну, почему??». На что мне ответили, что прикус у меня неправильный, да и ростом маловата. И тут я поняла, что мне нужны ноги. Уже решила делать операцию по удлинению ног, но мама вовремя отговорила. Приехала домой совершенно разбитая. И тут звонок – в Краснодаре набирают курс. Я тут же собрала вещи и уехала.

— Почему не остались в Краснодаре?

— Очень хотела остаться. Сразу после учебы меня приняли в труппу Краснодарского драмтеатра. Два года служила там, уже обзавелась друзьями, связями, служебной квартирой, которая через два года должна была стать моей.

— Но?

— Но вмешалась любовь. После новогодних праздников, приехала к родителям на три дня и в общей компании познакомилась с будущим мужем. Мы общались по телефону, летом снова приехала в Осетию, и он меня украл. Так я вернулась, вышла замуж, у меня родилась дочка. А потом прошла прослушивание в Русском Академическом театре и стала служить здесь.

— Из всех ролей, которые были сыграны за прошедшие годы, какая любимая?

— Мне дорога роль Веры в спектакле «Последние», но любимая, наверно, Эллин в «Сотворившей чудо». Это была не моя роль, на нее утвердили Алёну Бондаренко, но я присутствовала на всех репетициях. Я очень просила взять меня во второй состав, но режиссер ответил, что ему некогда со мной работать и не будет брать второй состав. А я все равно приходила, записывала в тетрадку мизансцены, учила роль. И снова волею случая Алёне потребовалась замена и, конечно, назначили меня. Была всего одна репетиция перед премьерой. Правда, Мария Федорович помогала мне, она приходила и мы работали. Когда прошел первый показ, я плакала, рыдала: «Маша, мы сделали это!». В театре всегда так. Нужно каждый раз доказывать, что ты можешь, что ты лучше. Не оправдываться, но доказывать.

— Вы сыграли одну из главных ролей в премьере этого сезона – «Оркестре» Жана Ануя. Легко далась роль Патриции?

— Сложно. Патриция – дурнушка, которая посвятила жизнь матери. Она любит ее, мучает ее, ненавидит. Было очень тяжело. Я похоронила мать, когда ей было 57 лет. Очень тяжелая для меня потеря. Но ведь говорю: в театре всегда приходится доказывать. И теперь я рада, что мне дали эту роль, а не Памелу, как сначала хотелось.

— Какую роль вы хотели бы сыграть?

— Мне всегда нравились роли, возрасту которых я пока не соответствую. Играть сильных, мощных женщин. Хотелось бы сыграть Бернарду Альбу или Медею. Это очень глубокие, эмоционально сложные роли. Моя мечта – сыграть Фатиму Коста Хетагурова. Ведь Коста писал поэму на русском, и еще не было постановки, которая доподлинно отразила ее содержание. Хочется Коста в чистом виде, без советской цензуры, которая плотно засела в умах людей. Ведь история Джамбулата и Фатимы намного глубже и сложнее, чем привыкли думать.

— А какие роли ждать поклонникам в этом сезоне?

— После Нового года мы начнем работать с Богданом Петканиным над «Приличными девушками». Пьесу написал Лион Измайлов специально для нас. Там у меня роль такой дамочки, соблазнительницы. Мы в предвкушении интересной хорошей работы.

Беседовала Элина Сугарова

Специально для «Prospect-СК» №44

Поделиться в соц. сетях