dlya-sayta-669x800

Скандал в Северо-Осетинской медицинской академии нарастает как снежный ком, но руководство республики пока не считает необходимым вмешаться в происходящее и поставить все точки над «ё». Редакция «Абон» снова встретилась с бывшими сотрудниками СОГМА, чтобы разобраться во вновь открывшихся фактах. Экс-первый проректор по УВР (ныне профессор кафедры нормальной физиологии) Жанна Албегова, экс-проректор по социально-экономическим вопросам Жанна Гецаева и бывший главврач стоматполиклиники СОГМА Рита Мамсурова рассказали о том, почему не хотят работать с новым ректором.

— Во время прошлой нашей беседы (можно прочесть здесь) вы сказали, что подали заявление в прокуратуру о предоставлении ректором Олегом Ремизовым сфабрикованных данных для мониторинга эффективности вузов России. Как продвигается дело по этому заявлению?

Жанна Гецаева: Гробовая тишина. Изначально нам позвонили и сказали, что надо встретиться, обозначили круг лиц, которых туда позвали. Потом перезвонили, сообщили, что все отменятся, потому что дело передали в другую службу. Прошло 2 недели, пыталась узнать судьбу своего заявления, но мне это не удалось. Была встреча с сотрудником прокуратуры, правда, никаких действий по моим заявлениям пока не проведено.

— А с кем-то из руководства вы встречались, просили о помощи?

Жанна Албегова: Мы хотим сейчас через вас обратиться к врио главы Вячеславу Битарову, министру ВД Скокову и прокурору республики Векшину с просьбой оказать содействие. Мы обращаемся в правоохранительные органы, сообщаем, что у нас на руках есть факты нарушения законов, а на нас просто не реагируют. Нам не дают рассказать то, что нам известно. Это же нонсенс.

— В сети появилось интервью Олега Ремизова, в котором он обвинил вас во лжи. Например, по его утверждению, с информацией, предоставленной при мониторинге эффективности вузов, было все в порядке. Просто бухгалтер не знала, что симуляционное оборудование надо отнести на статью «наука», и господин Ремизов собственноручно исправил ошибку.

Жанна Албегова: Симуляционный центр создается для отработки практических навыков студентов и расходы эти относятся к разделу «образование». Если же отнести их в раздел «наука», нужно как минимум показать кто и какую научную деятельность осуществил в этом центре. Есть еще одно «но». По документам (копии имеются в редакции «Абон» — прим. ред.) четко видно, что деньги были взяты из доходов от населения по статье «прочие». И взято было 19 млн рублей, в то время как на оборудование для создающегося симуляционного центра, как верно заметил Ремизов, было получено 32 млн рублей. Ректор несколько преувеличил, сказав, что деньги выделили только нашей академии. Примерно такие же суммы были получены другими вузами и цель создания этих симуляционных центров одна – возможность отрабатывать практические навыки студентов.

Жанна Гецаева: Там еще говорится, «академия не зарабатывает ни рубля, мы только тратим». Это смешно. Потому что вуз существует на два источника дохода – средства федерального бюджета и внебюджет, то есть деньги, которые академия зарабатывает. А зарабатывает она по 2 направлениям: образовательному (обучение на коммерческой основе) и медицинскому (оказание платных медицинских услуг). Непонятно, как ректор «исправлял ошибки» бухгалтера, если еще не усвоил таких элементарных вещей.

— А что вы скажете о деньгах, которые по утверждению господина Ремизова «лились рекой в период модернизации»?

Жанна Гецаева: Не знаю откуда появилась цифра в 750 млн, академия получила 109 млн 514 тысяч 194 рубля. Эти средства были направлены на внедрение современных информационных технологий в здравоохранении на 30 рабочих мест (клиническая больница СОГМА на Титова 11), капремонт 2 корпусов (ревматологии и терапевтического отделения), также были куплены 30 единиц наименований медицинского оборудования. Все документы мы готовы представить.

За 7 лет работы с Тамарой Магометовной (Гатагоновой, экс-ректор СОГМА – прим. ред.) привели вуз в божеский вид. Кроме пищеблока и аптеки все корпуса в клинике СОГМА были отремонтированы. В интервью есть фотографии, которые мне трудно понять, где были сделаны. Я подозреваю, что это общежитие, пищеблок, который сейчас уже ремонтируется. Деньги на это были выделены еще до назначения нового ректора.

— Однако новый ректор считает, что проведенные ремонтные работы в клинической больнице СОГМА «нанесли многим корпусам непоправимый урон».

Жанна Гецаева: В клинике несколько корпусов-памятников архитектурного наследия. Я на них оформила паспорта. Там без разрешения нельзя просто фасад тронуть, дверные проемы сделать шире нельзя. Даже когда нужно было сделать лифт (на втором этаже ревматология и по правилам он должен быть), мы не смогли его сделать, потому что трогать фасад нельзя. В итоге решили в будущем перенести ревматологию на первый этаж. А хирургическое отделение капитально ремонтировалось задолго даже до назначения ректором Тамары Гатагоновой.

— Кроме прочего, новый ректор раскрыл ваши грандиозные планы распродать все имущество клинической больницы СОГМА.

Жанна Гецаева: Клиника находится в республиканской собственности, продать ее невозможно даже при наличии огромного желания. Странно, что Ремизов сам этого не понимает и говорит такие откровенные глупости. Далее по тексту, он говорит, что «медакадемия не оказывает высокотехнологичную помощь, так как одноканальное финансирование». Проработать год в академии и не узнать, что уже несколько лет оказывается высокотехнологичная помощь! У нас травматология, хирургия, гинекология, неврология, кусочек ревматологии оказывает. И никакого отношения к одноканальному финансированию это не имеет.

— Это правда, что вот уже 2 месяца вы никак не можете ознакомиться с двумя томами уголовного дела, которое на вас завели?

Жанна Гецаева: Даже если бы я читала по слогам, два тома уже бы осилила. С материалами дела знакомят, когда расследование уже закрыто. По нашему делу следствие до сих пор идет. 16 сентября исполняется 33 месяца со дня возбуждения уголовного дела. 33 месяца мы находимся в статусе подозреваемых. С одной стороны, новый ректор трезвонит в структуры, требует нас посадить, и поэтому дело не могут закрыть, а с другой они не могут завершить расследование, ибо недостаточно материалов.

Жанна Албегова: Вообще в этом интервью так много лжи и полуправды, что очень тяжело его опровергать. Начиная с мелочей, например, о том, как Таймураз Бутаев преподавал Ремизову и вдохновлял его во время занятий, в то время как, когда Ремизов учился Бутаев работал главврачом Алагирской больницы и они никак не пересекались, заканчивая заявлениями о желании бывшего руководства распродать все – ну просто наглая ложь. Ремизов позволил себе множество заявлений по каждому из которых его можно привлечь по статье «Клевета». Однако правоохранительные органы почему-то не идут с нами на контакт.

— В прошлый раз мы писали об абитуриенте Тедееве, который наглым образом был исключен из списков поступивших по целевому приему. Однако господин Ремизов представил документ, из которого следует, что Тедеев просто не прошел конкурс.

Жанна Албегова: У меня тоже есть этот документ. И есть приказы о зачислении (копии имеются в редакции «Абон» — прим. ред.). В представленном ректором документе обозначено, что у Александра Тедеева 204 балла. Олег Ремизов утверждает, что на стоматологический факультет было выделено 4 целевых места по правительственным спискам. Но если открыть приказ о зачислении, то можно увидеть, что от правительства прошло 6 человек. Один из них имеет балл ниже, чем Тедеев.

— То есть получается девушка со 197-ю баллами прошла, а Тедеев с 204-мя не прошел?

Жанна Албегова: Да. Ремизов объясняет это по-другому. В своем интервью он говорит: «Он значился в списках на лечебное дело, где 10 мест». Все верно. Мы снова открываем наши документы. Из первых 10 человек в приказе о зачислении от правительства значатся только 2, остальные прошли по общему конкурсу. Получается, что Александр Тедеев был на первом месте и в этих списках. Однако согласно приказа на лечфак было зачислено 3 человека с баллом ниже, чем у Тедеева. То есть ни на стомате ребенку места не было, ни на лечфаке. А это нарушение прав несовершеннолетнего.

Жанна Гецаева: И это не единственный случай. Чета Ремизовых любит сводить счеты через студентов.

— О каких случаях речь?

Жанна Албегова: Сдают экзамен выпускники интернатуры. Приходит ко мне декан и отчитывается, что три человека не сдали. Я удивилась, спрашиваю: «А как фамилии?». Она говорит: «Алиев». Вызвали его, он рассказывает: «Не понимаю, что произошло. Тестирование сдал на 100%. Экзамен тоже сдал, заведующая кафедрой при всех объявила, что все нормально. Ухожу и тут мне говорят, что я не сдал. Вернулся обратно, спрашиваю почему. На что заведующая при всех ответила: «Вот так вот. Я так хочу. Передавай привет Гецаевой, это моя месть ей». То есть просто потому, что Алиев родственник Гецаевой супруга Ремизова срезала его на экзамене. Потом, когда скандал стал разгораться, оценку, конечно, исправили. Ректор сам принял за супругу пересдачу, правда, не имея образования стоматолога.

Вообще вопросов к правоохранительным органам очень много и по приемной кампании, и по набору в аспирантуру. Вот Олег Ремизов делится радостью, что Изольда Гогичаева шьет 12 костюмов в подарок СОГМА. Это, конечно, чудесная новость. Только ректор, видимо, подзабыл, что племянницу Гогичаевой взяли на бюджетное место в ординатуру по специальности «Акушерство и гинекология». Девушка даже на экзамен не пришла. Это легко проверить по распечаткам компьютерных тестирований. То же касается мебели на 300 тысяч, которую «Меркада Групп» подарит вузу. Этим обязаны той самой абитуриентке с баллом 202, которая прошла по правительственным спискам. Холл сделают в академии в стиле Доктора Ватсона. Это студент из Дагестана, который не говорит по-русски, но сдал экзамены в традиционной форме на «отлично». Все это можно и нужно проверить.

— Обозначенный выше Александр Тедеев сын вашей сотрудницы Валентины Тедеевой. В интервью говорится о небывало высокой надбавке, которую Тамара Гатагонова ей назначила. Как так получилось?

Жанна Албегова: Это опять ложь. Есть расчетные листки  (копия имеется в редакции «Абон» — прим. ред.) До 31 декабря Валентина Тедеева получала зарплату на руки 20 тысяч. С 1 января она была лишена стимулирующей надбавки в 13 600, а не 30 000 как говорит Ремизов, и получала 6 400. С 1 июля ввиду роста МРОТ на руки стала получать 6800 рублей.

— Ну и очень интересное объяснение получило сообщение, которое господин Ремизов отправил вам в WhatsApp. Ректор называет жителей Северной Осетии чурками. Связывает он фразу «башкиры умнее чурок» с вашим супругом, уволенным из МВД министром-башкиром. Что скажете по этому поводу?

Жанна Албегова: Можно было бы верить в предысторию этого сообщения, рассказанную Ремизовым, если бы не тот факт, что это сообщение получила не я одна. До меня этот же текст получил другой проректор. Позже стало понятно, что в рассылке я оказалась случайно (Олег Ремизов сам подтвердил это на состоявшемся недавно ученом совете, запись есть в редакции «Абон»). А что касается моего супруга, то никакого конфликта с бывшим министром ВД у него не было.

IMG-20160817-WA0000

— Проясните, пожалуйста, ситуацию по стоматологической поликлинике. Недавно в СМИ прошла информация, что открылась новая стоматология, где студенты будут проходить практику. Разве студентам СОГМА не достаточно своей поликлиники?

Рита Мамсурова: Эта просто открывалась  частная стоматология, и она была презентована как база для обучения. Со всеми клиниками, с которыми были заключены договора, Олег Ремизов испортил отношения. Базу для студентов СОГМА больше никто не согласился предоставить. В поликлинике СОГМА 13 кресел, а открыли всего на 5. Такое количество студентов не сможет там практиковаться. Было куплено здание на Владикавказской 11, дополнительные площади для федерального учреждения. Вместо того, чтобы приводить в порядок их и формировать базу как положено (а по нормам на одного студента стоматолога положено выделить 13,5 квадратов), заключаются вот такие сомнительные договора.

Жанна Албегова: Место главврача стоматполиклиники было обещано задолго до появления нового ректора. Мы узнали уже после всего случившегося, что у Ремизова были свои информаторы в академии, одному из которых было обещано место Мамсуровой. Однако надежд новый человек не оправдал. Если раньше наша стоматология еще академии помогала деньгами, то теперь они не могут даже элементарно на зарплату сотрудникам заработать.

— А каким образом зарабатывала стоматполиклиника?

Рита Мамсурова: Мы единственная государственная поликлиника в республике. До 2015 года у нас было бюджетное финансирование. Мы привели стоматологию в полное соответствие с требованиями, сделали все необходимые отделения, так что даже при проверке Росздравнадзора женщина вышла и сказала: «У них все есть». Так вот уже в 13-м году мы знали, что с 15-го года финансирования бюджетного не будет. Мы сделали заявку в территориальный фонд ОМС, и уже с 1 января 2014 года стали работать в системе ОМС. Мы знали, что в 16-м году будет очень тяжело. А новый главврач пришла, видимо не сориентировалась, в итоге если мы осваивали миллион в месяц, они освоили 2,5 млн за полгода. И ФОМС забрал у поликлиники объемы. Конечно, ушли в «минус». Сейчас пытаются говорить, что долги от меня остались, но проверить это по документам ничего не стоит.

— Так в каком состоянии новый ректор получил вуз?

Жанна Гецаева: В 2014 году у нас была проверка учредителя, нас проверял Минздрав России. Приехало 14 человек, проверяли всё «от и до». В итоге сказали, что к нам нужно присылать на повышение квалификации.

Жанна Албегова: В то же время в своем интервью Ремизов говорит, что в академии развал, разруха и все потому что бывшее руководство безобразничало. Но тогда спрашивается: откуда взялись все 7 показателей при мониторинге эффективности вуза? Ректор несколько противоречит себе.

Или вот эта цитата: «У нас базовое образование изумительное, страдает последипломное». Довольно странно это слышать, если учесть, что одну из кафедр последипломного образования возглавляет супруга Ремизова. И это кстати говоря единственная кафедра где нет учебных программ и до сих пор не сдан отчет о проделанной работе за год. Вроде сейчас их делают, но на них должна быть моя подпись, так как тогда я была проректором. Уж не знаю, как они будут выходить из этого положения.

P.S. Заявление о назначении Жанны Албеговой проректором по УВР было подписано Олегом Ремизовым 2 августа 2016 года. 5 августа Жанна Албегова написала заявление об его отзыве.

Элина Сугарова 

Поделиться в соц. сетях