12871457_911695655614322_4137766237387730539_n

Ну вот опять. Уж который раз (произносится со вздохом лёгкого раздражения) меня выводят на разговор о нашей так называемой эстраде. Не «горячо любимой» мною общероссийской, хотя относительно неё излить свою желчь можно несравненно больше, нежели по поводу осетинской.  

Очевидно, от меня ожидается очередное поименное поношение именно артистов, безоговорочно, всерьёз и надолго завладевшими осетинскими эстрадными подмостками. Всерьёз и надолго, потому что, на мой взгляд, существует такой непреложный закон жанра: кто платит, тот и заказывает музыку. А платит артистам, как известно, наша осетинская публика. В этом контексте интересен тот факт, что стипендии юным музыкальным дарованиям из Осетии, которыми в будущем, я уверен, будет гордиться наша маленькая, а может и большая родина, выплачивает фонд поддержки имени Юрия Розума или благотворительный фонд  Спивакова. Что тут скажешь? Кому что ближе, как говорится.

Исходя из вышесказанного, выходит так, что публика наша, как впрочем, любая другая  выбирает то, что ей ближе. И с этим ничего не поделаешь.  Поэтому бесполезно ругать звезд осетинской эстрады, хотя, на мой взгляд, все же безнравственно идти на поводу у прихотей публики. Ведь она, публика, может заказать и «лабутены». Представляю себе, наших заслуженных эстрадных див, исполняющих под гармошечное фирадынна-фирадынна «на лабутенах нах, и в о@уительных штанах». Стёб конечно, однако если вспомнить песенку про Серёжу, который все знает и все может, не уступающей в своей пошлости тем же лабутенам, то шутка не такая уж и безумная.

И можно сколько угодно сокрушаться над тем, как такое дерьмо может нравиться, количество просмотров в ютубе говорит само за себя. Если поинтересоваться в википедии, что такое эстрада, то можно узнать: «Эстрада — первоначально разновидность подмостков для выступлений. Сейчас этот термин также означает вид сценического искусства малых форм преимущественно популярно-развлекательного направления, включающий такие направления, как пение, танец, цирк на сцене, иллюзионизм, разговорный жанр, клоунада». Прошу заметить «преимущественно популярно-развлекательного направления». Публике хочется развлечений, хочется микса из цирка, песен, танцев и клоунады. Эстрадный ол-инклюзив, так сказать. В нашем случае с национальным подтекстом. А как же искусство, пусть даже малых форм, но всё же? С этим сложнее.

Мне вообще кажется, что лозунг «искусство принадлежит народу» не очень правдив. Искусство элитарно. И это не только мое мнение.  Чтобы понимать и любить настоящее искусство, нужно работать над собой, учиться пониманию, воспитывать вкус, а это нелегкий, хотя и прекрасный путь. Люди, воспринимающие любое проявление творчества как развлечение, выбирают массовую культуру, даже не подозревая, что массовая культура и искусство далеко не одно и то же. И сколько бы мне ни возражали, я уверен, что людей, пританцовывающих и выкрикивающих «оппаньки» под песню какого-нибудь Стаса Михайлова, гораздо больше, чем тех, кто закрывает глаза слушая «Объяснение в любви» Альфреда Шнитке. Да что уж там Шнитке? Многие ли, к примеру, даже среди любителей осетинской музыки сегодня вспоминают Феликса Алборова, Татаркана Кокойти, Дудара Хаханова? Или опять же, к примеру, многие ли могут похвастаться записями симфонических оркестров Большого и Мариинского театров в своём пейлисте? Хотя с гордостью упомянуть при случае, что главными дирижёрами в них являются осетины, не преминёт каждый. Все понятно.

Слушать музыку, которая требует каких-то усилий для понимания, которая порождает какие-то непонятные чувства и более того грузит, как считают многие, не просто. Легче, и к тому же гораздо веселее, притоптывать, а еще припевать «оппаньки» и наше незабвенное «гъæйт – гъæйт». Кстати, сказанное об усилиях для понимания касается и рока, и джаза, и этнической музыки, впрочем, и для любого другого вида искусства. Одним словом, можно сколько угодно обвинять артистов в непрофессионализме, отсутствии таланта, вкуса, а зачастую голоса и слуха, но это, на мой взгляд, ничего не изменит.

Вряд ли в ближайшее время стоит ждать на нашей эстраде артистов уровня Стинга или Бейонсе. К сожалению, а может и к радости, осетинского Стаса Михайлова тоже не предвидится. Почему?  Да вот почему. Стоит прикладывать усилия для повышения уровня культуры, повышения профессионализма, воспитывать вкус, если и так всё устраивает? Буду, конечно же, не прав, если скажу, что хороших исполнителей у нас нет. Есть, но повлиять на общую картину они не в состоянии. Пока люди платят за цирк, они будут получать клоунов. Что с этим делать? Трудно сказать. Наверное, повсеместно приобщать детей к настоящему искусству.

Ждать каких-то правительственных программ вряд ли приходится. Надо просто воспитывать у своих детей любовь к хорошей музыке, к живописи, к театру, к своей собственной культуре в конце концов. Взращивать в них элитарность. Человек, воспитанный в таком окружении, со временем,  лет  через 15-20, создаст другую культурную среду, из которой появятся новые артисты. Они-то скорее всего и смогут изменить состояние той же пресловутой осетинской эстрады. Все вроде просто, да не совсем. Вопрос в том, будут ли те, кто заказывает музыку сегодня, прививать вкус к той, под которую невозможно стучать вилкой о тарелку? (произносится со вздохом лёгкого разочарования).

Тамерлан Тегаев

Поделиться в соц. сетях