«Нам песня строить и жить помогает»,- зычным баритоном пропел мой однокашник по училищу искусств, в котором мы имели удовольствие, а может неудовольствие, учиться или посещать. Кому как было угодно. Промычав легендарные строки с ярко выраженным закавказским акцентом, он пересчитал переданные ему одним из главных свадебных функционеров купюры и, ухмыльнувшись, словно заправский опереточный злодей, добавил уже без акцента: «Не знаю, как насчет строить, но жить уж точно помогает». Удовлетворенно похлопав себя по карману, в котором исчезли аккуратно сложенные деньги, однокашник приготовился вновь излить на брачующихся и пришедших разделить радость с брачующимися весь набор «уæрæйдæ-рæйдæ» и «дыннагу-нагу» вперемежку с незабвенными хитами всех народов Кавказа типа «Черные глаза», а также топ десяткой радио «Шансон».

Странно, подумал я. И странен не репертуар и не то, что на наши свадьбы стали приглашать музыкантов за деньги. Я помню из своего детства, что на свадьбах играли на гармошке соседские девочки ну или родственница тетя. Аккомпанировали, как правило, все присутствующие, хлопая в ладоши и подпевая. И никто никому не платил. Странным мне показалось то, что помимо традиционных гармошки и доули и конечно же ноутбука с фонограммами (куда же без них), в свадебном оркестре присутствовали синтезатор и бас-гитара(!). И причем на басу играл мой приятель. Хотя «играл» можно было сказать с большой натяжкой. Он методично дергал одну и ту же струну, извлекая всего две ноты: ми и до. Надо отдать должное — пел он сам. Впрочем, вспомнив о ноутбуке, не могу ручаться на сто процентов. Улучив момент относительной тишины, я стал стебаться над его игрой. На что однокашник ничтоже сумняшеся заявил, что он играет две самые хлебосольные ноты. И это отнюдь не «тум-дум, тум-дум», как я говорил, а «хлеб-соль, хлеб-соль». Вот так. Ну а раз так, то и стоить эти ноты должны недешево. Закончив свою речь риторическим вопросом: «А что вообще дешево сегодня?»,- он принялся голосить с новой силой.

Почему я вспомнил этот случай сегодня, спустя, по меньшей мере, лет восемь или девять? Ну поют себе на свадьбах и пусть поют. Пусть даже на двух нотах, а иногда даже в них не попадая. В конце концов это проблема тех, кто приглашает, платит и слушает. Кто не хочет, пусть не слушает. Хочешь наслаждаться хором героической песни — пожалуйста, хочешь классику или джаз — тоже твое дело. Альтернатива одним словом. Аха, как говорится, не тут-то было. Складывается такое впечатление, что за последнее время армия фольклорно-свадебного шансона в революционном порыве захватила все площадки, включая радио, телевидение и интернет, вытеснив все то, что может считаться альтернативой.

Какое-то время назад испытал неловкость, пообещав другу москвичу, с которым по рабочим вопросам находились во Владикавказе, познакомить с осетинской музыкой. Друг – известный звукорежиссер, увлекающийся этнической музыкой, услышав на одном из мероприятий осетинское хоровое пение, очень сильно заинтересовался и выразил желание познакомиться с этим жанром поближе. Ну очень уж ему понравилось. Естественно я не удержался, чтобы не расписать в красках, что у нас чуть ли не в каждом дворе свой хор, что поют и танцуют у нас все, что мы вообще очень музыкальная нация. Вспомнил всех грандов классической музыки: пианистов, скрипачей, а главное дирижеров – выходцев из славной нашей республики, богатой своими музыкальными традициями. Зря я это сделал, потому как очень скоро пожалел. Подкрепить свои слова оказалось весьма затруднительной задачей. Заинтригованный моими словами друг стал настаивать на том, что ему необходимо послушать, посмотреть и по возможности раздобыть  записи музыкальных композиций, причем именно национально-этнической музыки без каких-либо современных наворотов и миксов. Где это можно увидеть и услышать, если не на концерте? Благо афиши с его анонсом были расклеены по всему городу. Цена на билеты, кстати, оказалась не самой дешевой. Вспомнились слова моего однокашника «а что в наше время есть дешевое?». После концерта друг деликатно молчал и улыбался, а я чувствовал себя очень неловко. И есть от чего. На протяжении всего концерта мы услышали все те же «уæрæйдæ-рæйдæ» и «дыннагу-нагу», только теперь уже саранжированные и сдобренные обилием сэмплов и битов таким образом, что все это действо выглядело, как R’n’B дискотека в горном ауле.

Поиск записей традиционной осетинской музыки в торговых точках тоже ничего не дал. Куда бы мы ни обращались, всюду натыкались на одних и тех же, порой безголосых, а порой и вовсе глухих в плане музыкального слуха представителей той самой армии свадебных музыкантов. Показательной, на мой взгляд, явилась фраза молодого человека в одном из музыкальных магазинов, который поставил нам клип поп-дивы республиканского масштаба: «Для нашего уровня очень даже ничего». Какое впечатление о нашем уровне могло сложиться у человека, который помимо того, что является звукорежиссером и саунд-продюсером, имеет очень неплохое музыкальное образование? Пред нами предстало нечто среднее между леди Гага, Майли Сайрус и Мадонной в ее молодые годы. Тщательно повторяя скопированные со всех трех певиц движения, дива, мягко говоря, мило декламировала о своем герое, который может все. «Господь всемогущий, да что же это творится в самом деле, — возмутился я. — Неужели вы все считаете, что именно это наш уровень?!» Неужели у немцев, французов, голландцев строение ушных раковин другое? Почему все это бесталанное и безголосое сообщество где-нибудь в другом месте не имело бы ни одного шанса не то, чтоб записывать клипы и выступать на сцене, но даже получить прописку в переходе или на станции метро. А нам пойдет, это же наш уровень. Как будто и не было у нас никогда ни Татаркана Кокойти, ни Феликса Алборова, ни Вероники Дударовой. Как будто не из нашей республики дирижеры являются одними из лучших в мире. В конце концов я все же нашел для своего друга записи осетинского мужского хора и старые записи народного оркестра. Помогли приятели с радио. Записи, конечно, не в лучшем состоянии, но и за то спасибо, что хоть что-то сохранили. Найти-то нашел, но осадочек, как говорится, остался.

Может, я и не прав, но получается, что все эти музыкальные поделки полностью соответствуют запросам населения. Иначе вряд ли бы вся эта армия разрослась до таких размеров, что, конечно же, не может не удручать. Неужели это действительно наш уровень? Обидно и неловко…

Тамерлан Тегаев

Поделиться в соц. сетях