«Ну как там в Осетии, какие новости»? С этим вопросом частенько обращаются ко мне соплеменники, которые, как и я сам, в поисках работы, а может лучшей доли или по каким-то другим причинам, оказываются вдали от нашей славной и любимой малой родины. Ругая и чертыхаясь в ее адрес, обвиняя во всех своих бедах, те же самые люди не преминут все же спросить меня при встрече «ну как там дома»? Что не говори, а не отпускает Осетия. Несмотря ни на что, люди переживают и следят за происходящими в республике процессами.

Поэтому стоит вам побывать в Осетии, по возвращении готовьтесь выложить все новости родного края. А сделать это не всегда просто. Лично мне во всяком случае. Там, конечно, идут какие-то общественные, культурные и, может, даже политические процессы (куда же без них?). Издаются указы и постановления, разрабатываются какие-то социальные программы, и даже руководство раз в 10-12 лет меняется. И все же особых изменений в жизни жителей Осетии за последние 10-15 лет я не замечаю. Отсюда и новостей с родины, как правило, не привожу. Казалось бы, отсутствие новостей, как говорится, самые хорошие новости. Признак стабильности, так сказать. Ну да, наверное, так. С работой по-прежнему туго, промышленность и сельское хозяйство там же, где и было (не буду говорить где, все и так понимают), уровень образования и медицины тоже стабильно удручает, в культурном плане тоже без особых всплесков. Одним словом, что говорить — и так все ясно.

Поэтому на вопрос, какие новости, как правило, отвечаю, что новостей как бы и нет, все по-прежнему и все, как всегда. Такой ответ, как правило, мало удовлетворяет. «Ну как же по-прежнему? Вот и нового главу назначили. Как он, кстати, говорят, круто взялся? Он ведь знаешь какую должность занимал? Теперь многим не поздоровится». Примерно в таком духе меня все же пытаются привлечь к дискуссии. Я, как правило, уклоняюсь от полемики на эту тему. Меня забавляет наивная вера справедливого барина как у Некрасова в «Забытой деревне», «вот приедет барин – барин нас рассудит». Все эти «баре» — часть системы, которая, по моему разумению, далека от мыслей, связанных с насущными проблемами простых обывателей. Не хочется вновь и вновь возвращаться к выяснению целей и задач пресловутой, набившей оскомину не только у меня, бюрократической машины.

Мы – обыватели и они – представители системы, не одно и тоже. Мы, на мой взгляд, из разных лагерей, групп, отрядов, видов, как кому будет угодно. Морально-этический кодекс у нас тоже разнится, вернее, у них он распространяется зачастую только среди представителей своей группы. Поэтому надеяться на то, что с приходом нового барина появятся хорошие новости, для нас, по меньшей мере, наивно. Удивительно, но начиная с восьмидесятых, каждый барин во главе республики вел свою деятельность на ответственном посту примерно в одном ключе, за исключением пристрастий (кто-то любил футбол, а кто-то караоке), однако народ каждый раз воодушевленно надеется на изменения в лучшую сторону с приходом нового руководителя. Ну или хотя бы на то, что прежние мздоимцы и хапуги получат по рукам. Сомнительная радость. На место одних рвачей, исходя из жизненных наблюдений, обязательно придут другие. Система не приемлет другого. Чтобы что-то изменилось, нужно изменить систему. Это под силу только лишь героям. Иначе, как в той сказке про дракона, победив которого, сам становишься драконом. Чтобы понять это, достаточно взглянуть на драконов и дракончиков в любой государственной организации начиная с правоохранительной и фискальной и заканчивая даже самой захудалой управляющей.

Хочется спросить, отчего при всей компании по борьбе с коррупцией, ее не становится меньше? Или мне кто-то скажет, что у нас не берут ни в полиции, ни в мед. учреждениях, ни в министерствах, ни в судах, ни даже школах и детсадах? Общеизвестная схема, когда одной рукой берут, а другой передают наверх, очень редко сбивается. Находясь на своем менее ответственном посту, каждый чиновник поддерживает систему, надеясь, наверное, на то, что когда займет пост главного барина, все изменится, забывая, что он звено в куда большей схеме, чем себе представлял.

Может, и не думают они так. Да скорее всего и у меня представление об этом утрированное. Безусловно одно: система существует и изменить ее под силу, как я говорил, лишь герою. К сожалению, герои, как мы знаем, на сегодняшний день бывают трех видов: мертвые, побежденные и сомнительные. Что касается каждого нового героя системы, отвечаю, как правило, так: слава Богу не мертвый и не побежденный, во всем остальном все как всегда.

Тамерлан Тегаев

Поделиться в соц. сетях