12899922_853423368137255_1073148015_n

Прежде чем взяться за этот текст, я написала заявление на имя врио председателя молодежного парламента (МП) Бэлы Бираговой (занявшей это место после ухода Тимура Сагеева) о выходе из состава МП.  Это решение назревало с начала этого года, однако абсурд происходящего достиг своего пика только сегодня. Теперь, как уже бывший член молпарламента, хочу пояснить, что стало причиной моего решения, и почему в Осетии никогда не будет работать ни один гражданский институт.

Сегодня первый вице-спикер «настоящего» парламента Станислав Кесаев сделал заявление, что из состава молодежного парламента будут исключены 18 человек. Для меня – председателя комитета по социальным вопросам МП это стало новостью. Так сложилось, что по состоянию здоровья я отсутствовала на последних заседаниях совета МП, однако в нарушение регламента на мою почту ни разу не поступил ни один протокол. Мои просьбы ознакомиться с принятыми решениями ничем не заканчивались. В диалогах мои коллеги вскользь употребляли что-то вроде: «список не мы писали», «это же не наша идея», «руководство поставило перед нами задачу». На мои расспросы, кто выступил инициатором и кто это «руководство», ответить никто не мог. В конце концов, я все-таки увидела список из… 9 фамилий. Сегодня их вдруг стало 18.

Естественно, как председатель одного из комитетов, я захотела ознакомиться со списком. Однако снова услышала «это же там решалось» и обвинения в том, что отсутствовала на заседаниях совета. Спустя полтора часа ожидания обещанного письма со списком на почту, работник комитета «взрослого» парламента по нацполитике и делам молодежи прислал смс-сообщение, что председатель комитета «патриот» Сослан Козаев запретил ему давать какую-либо информацию. Я созвонилась с Козаевым. Согласившись с тем, что право ознакомиться со списком я имею, он сказал, что не знает, почему мне его не предоставляют. На мою просьбу сделать это, было предложено позвонить и уточнить  информацию по интересующей меня фамилии. Кому председатель комитета собирался звонить, он не ответил. Вместо этого речь снова зашла о моем отсутствии.

Так я и не узнала, может, уже внесена в список на выбытие. Хотя это и неважно — ушла бы в любом случае. Ибо выяснила вот что. Инициатором вывода из состава членов молпарламента стал (совесть нашего заксобрания) Станислав Кесаев.

Странно, что такая мышиная возня заинтересовала политика такого масштаба. Но он потребовал «убрать тех, кто ничего не делает». Напомню, что именно Станислав Кесаев возглавлял комиссию по утверждению состава МП. Теперь, когда этому составу осталось всего лишь полтора года, ему зачем-то понадобилось провести «большую чистку» и набрать новых людей. Когда я впервые услышала о намечающейся ротации, сразу выразила свое несогласие. Потому и отказалась предоставить список «ничего не делающих» из своего комитета. Объяснение простое – я никому не смогу посмотреть в глаза и сказать: «Ты ничего не делаешь, уходи». А не смогу потому, что все делают «что-то» и «ничего». Ведь никаких конкретных задач перед МП не ставилось. Разве что в Положении, принятом парламентом республики, говорится, что одна из задач – популяризация работы парламента республики среди молодежи.

Смею заверить, что (в силу специфики работы) никто больше меня для этого не сделал. Благодаря мне многие узнали, что у нас вообще есть заксобрание, а в нем — 70 депутатов. Они заседают, говорят, решают. И я не посмею кому-то сказать: «Ты не достоин быть в МП вместе со мной!». Но это я. А другие, получается, посмеют. Особенно мне нравится, что цвет нашей молодежи не стесняется признавать, что решение было принято помимо их воли. Типа, мы тоже не хотим, но Кесаев сказал. Простите, но при всем уважении к первому вице-спикеру парламента (ради которого даже врио главы прерывает свою речь и пересказывает все, что было за время отсутствия первого), но какое отношение он имеет к молодежному парламенту?

Насколько помню из регламента, МП самостоятельный орган с президиумом, советом и общим собранием. Вроде как можем сами разобраться. Но это все на бумаге. Я полюбила многих членов молпарламента с первого дня образования. Но сегодня я разочарована. Когда человек, не посетивший ни единого мероприятия, звонит и говорит мне: «Надо избавиться от тех, кто не ходит. Работать надо…», — у меня случается микросотрясение. Когда люди, которые не смогли завершить ни один проект, звонят с вопросом: «Когда следующее заседание?», — я спрашиваю, а на кой заседать, если ни одно дело после них до конца не доводится. «Ну, мы же молпарламент! Мы должны заседать!», — слышу я в ответ.

Когда вижу «мальчиков в костюмчиках», которым разрешили быть на побегушках у старших, я отворачиваюсь. Хорошие мои, когда вы успели заболеть этим синдромом чиновника? Взгляды сверху вниз, приказной тон, глупости, совершаемые с умными лицами, — многих из вас можно уже прочить на места министров! Я, может, и трачу жизнь на ерунду, но я хотя бы честна перед собой. И состоять в структуре, которой будет управлять как марионеткой уважаемый старший, не желаю. То, зачем шла в МП, я получила. Допуск к заседаниям и опыт. То, что многое не получилось – каюсь. Но теперь пришел час попрощаться с этой в теории неплохой, а на практике бессмысленной структурой.

Тем более что в нашем парламенте я персона нон-грата уже давным-давно.

Элина Сугарова

Поделиться в соц. сетях