Магурдабонский остров

Чем сложнее жизнь, и чем больше в ней неурядиц, невзгод и нелогичных явлений, тем чаще обращаешься к прошлому, к школьным и студенческим временам, когда было много чего хорошо. Словно цыпленок ты клевал все подряд, и только с годами понимал, где проглотил рациональное зерно, а где просто пылинку или пустышку.  

Все тогда было иначе, и тот же «блатной» воспринимался, как человек не от мира сего, почти как изгой, выпавший из общечеловеческой колеи, а его поведение по нынешней градации воспринималось как девиантное.

Слово «крутизна» использовалось лишь для характеристики склона и для обозначения старого, проложенного или нового туристического маршрута в наших живописных горах.

География была везде, и для оценки знаний и мироощущений вполне подходила.  Помнится, как еще в школе после тщетных и отрицательных по своему результату поисков на карте Марианской впадины или Ниагарского водопада наш учитель географии советовал незадачливому ученику поискать… Магурдабонский остров: дескать, с этим ты точно справишься.

И теперь, через многие годы понимаешь, что учитель всегда прав – и этот остров, с таким названием, которое понятно здесь живущим людям, все-таки есть, он незримо, но присутствует.

Ведь, по идее, где-то должно быть место сосредоточения невежества, выдаваемого за признак нового, а потому, по замыслу его авторов, могучего мышления. А это новое мышление вкупе с благонамеренными и благозвучными глупостями не что иное, как пропуск на этот Магурдабонский остров. Этакий «аусвайс» — неплохо же звучит! Но даже при всем иноязычном звучании нет ни малейшего желания туда попасть.  И есть тому ряд причин, о которых в кратком изложении.

Вот когда слушаю человека, который говорит о том, что все плохо с родным языком и культурой, наготове держу для такого собеседника один вопрос: А ты газету «Растдзинад» выписываешь?   А дорого, и поэтому не выписываешь?  Правильно – стенания, причитания, охи и ахи по поводу исчезновения языка стоят намного дешевле, чем подписка на периодическое издание.

Не поленился ради объективности пройтись по почтовым отделениям, и выяснил — оказывается   в 2013 году газета «Растдзинад» стоила 392 рубля, из них редакционная (каталожная) цена была 110 рублей, а 282 рубля – почтовые услуги.  Для того, чтобы житель республики с 1 июля смог бы читать газету на осетинском языке он должен выложить из своего кармана 918 рублей, из которых 110 рублей – это по-прежнему, редакционные расходы, а оставшиеся 808 рублей поступят почте.

Казалось при таких интенсивно растущих аппетитах почтальоны, доносящие эту газету до людей, должны получать хорошую зарплату, но в предположение вкралась ошибка – получают они 8 – 10 тысяч рублей, и вообще наш региональный филиал «Почты России» по своим основным финансово-экономическим показателям является убыточным. Убыточный монополист? Так это прекрасная тема для диссертации.

Что такое тираж указанной газеты в 5160 экземпляров? Это суммарное количество домов в Ногире и Гизели. Распечатали тираж в типографии, и отвезли в два села – вот и все покрытие, как ни печально, оперировать такими сравнительными показателями.

Кстати, стоимость подписки – это немногим меньше 1/20 части средней заработной платы по республике в месяц. Вот и влияние макроэкономики подоспело к данной теме.

По сей день искренне благодарю прошлую систему школьного и высшего образования, и выстроенную модель воспитательной работы, основанной на идеологии. Так вот в начале 1980-х года отвели нас на конференцию Союза писателей Северной Осетии, где запомнились не только лица наших известных писателей и поэтов, но две цифры, которые их тревожили. А именно – средний возраст членов этого творческого союза составил на тот момент 55 лет, а недавно в свои ряды они приняли писателя в возрасте 60 лет.

Что такое 60 лет? Это в два раза старше, чем возраст Михаила Лермонтова с его описанным героем Максимычем, который служил во Владикавказе.

60 лет – это постарше эстонца или немца по происхождению (есть две версии) Владимира Икскуля с его «Кавказскими повестями», и героями, близкими каждому жителю Осетию.

Каков сейчас средний возраст наших писателей? На этот вопрос лучше ответить, как в стандартном социологическом исследовании – затрудняюсь ответить.

Молодое поколение не может жить без героев, и это в любые годы, и несет этих героев самое доступное, и, как сказал классик, важнейшее из искусств, коим является кино. Для нашего поколения считалось признаком дурного тона не читать Фенимора Купера, Сат-Ока, не смотреть восточно-немецкие фильмы про индейцев с участием Гойко Митича. Также мы с удовольствием словесно описывали сцены и сыпали цитатами из фильма «Жизнь, ставшая легендой». Очень ждали очередной серии поистине нетленного и неповторимого шедевра, но, к сожалению, так и не дождались.

Безусловно, есть какой-то практический и познавательный смысл в том, что продублировать известный фильм или мультфильм на осетинский язык, но все это вынужденная мера, и не более. Остается лишь перефразировать заключительную цитату из фильма «Сюрприз»: лучше снять новый фильм, чем делать римейк старого. Но новых нет, и не дает нашим мальчишкам и девчонкам новых героев региональный кинематограф, а это очень серьезный минус, который только за невероятных человеческих усилий и почти фантастических денежных вложений может когда-нибудь, да и превратиться в плюс.

Поражаюсь тем, кто упорно твердит о том, что молодежь у нас отчего-то нехорошая – не так сидит за столом, не так знает и понимает обычаи, не так активно и хорошо танцует, как раньше, очень мало работает, а чаще бездельничает.

Но все же решаемо – было бы желание, люди и деньги. Если рано молодому человеку в возрасте 25-ти лет сидеть за столом, где старший ему в дедушки годится, так кто-то должен парню это ненавязчиво, мягко и тактично объяснить.  Незнание традиций и обычаев легко исправимо индивидуальной беседой без оттенков назидательности и превосходства в знаниях. Искусство танца и его развитие прививается в приличных помещениях, с инструментами и хорошими наставниками – надо только вложиться, и не жалеть денег, но и не рассчитывать на финансовую окупаемость. Что касается работы –тут грустно для всех возрастов.

Но в этом суждении о нехорошей молодежи есть упрек в адрес достаточно широкого круга наших земляков — женщин и мужчин в возрасте от 40 до 60 лет, родителей тех самых детей, которым сейчас от 18 до 35 лет, что является молодежным возрастом.  А ведь эти родители родились в советские времена — им внушали одни ценности, затем «перестроили» на другие, и в добавок лишили еще одной большой страны под названием СССР.

Им кого нужно упрекать в том, что обман, ложь, цинизм и лицемерие с конца 80-х пробили приличную брешь в общечеловеческих ценностях? До каких размеров пробили? Боюсь, что — либо в цифрах, предположить, если, конечно, они уместны и что-то решают и определяют.

Больше всего, боюсь предположить, и местами от этого даже холодный пот прошибает, что были случаи, когда деньги, вырученные в качестве доходов от сауны, где нещадно процветал так называемый «основной инстинкт», могли идти на приготовление трех пирогов, чтобы воздать… Дальше просто страшно писать.  Фаг у.

Тимофей Хъурхъурагов

Поделиться в соц. сетях