Суд вместо закона

Европейский суд по правам человека в Страсбурге спустя 10 лет после принятия иска бесланских пострадавших, признал их правоту. Он обязал Российскую Федерацию выплатить заявителям 2,9 млн евро. Огромные вроде бы деньги.

Но мало кто помнит или не хочет помнить, что иск был не про деньги. Он был про справедливость. Ни разу ни от кого из тех, кто подписался под коллективной жалобой в Страсбург, я не слышал о компенсациях. Важно было другое. Чтобы суд признал их правоту. Чтобы после мытарств по всем возможным российским инстанциям (а жаловаться в ЕСПЧ можно только пройдя все соответствующие государственные институты), наконец, прозвучало, что правы пострадавшие, а не государство. И Европейский суд по правам человека это признал.

Он признал, что государство нарушило основные права человека: право на жизнь и право на объективное судебное разбирательство. Именно этого и требовали 13 лет после теракта родственники погибших в том спортзале. Больше ничего. Им было это нужно не от Европы, они хотели этого признания от России, своей родины, своей страны. Чтобы государство, в котором они живут, поняло – так нельзя. Ужасные трагедии случаются везде, но это не повод не признавать своих ошибок. Хотя бы для того, чтобы они не повторялись снова и снова. А деньги… Присужденные деньги (если, конечно, российская сторона не станет обжаловать решение суда) это капля в море. По-хорошему, их не хватит даже на нормальную реабилитацию нескольких тяжелораненных бывших заложников. Говорю это со знанием дела, потому что лично знаком с теми из них, кто борется с последствиями ранений все эти годы. Лечение очень дорогое и почти все они уже махнули рукой, согласившись никогда в жизни не вставать со своих инвалидных колясок – у государства на них не было и до сих пор нет денег. А чем больше времени проходит с сентября 2004 года, тем призрачнее шансы на то, что эти деньги появятся.

Когда-то президент России Дмитрий Медведев пообещал им помочь, сказав, что «для государства это не деньги», но с тех пор прошло много лет, а подвижек нет никаких. Наверное, встреться господин Медведев с ними еще раз, он посоветовал бы «держаться», но встречи больше не было. И вряд ли когда-нибудь еще будет. Это же не олигархи, которые, как выяснилось, нуждаются в заботе и деньгах гораздо больше, чем кто-либо в нашей стране. Да и бизнеса, попавшего под санкции за границей у бесланских пострадавших тоже нет. Так что, придется им потерпеть.

Много проблем решил бы закон о жертвах терактов, принять который просят не только бесланские, но и пострадавшие в других терактах. В этом законе должна быть прописана ответственность государства за своих граждан, которых оно не смогло уберечь. Был бы такой закон, мы бы не слышали об экстренных сборах на лечение раненых, они не зависели бы от нашей с вами щедрости – их страна помогала бы им всем, чем необходимо. Но такого закона нет. Выкручивайтесь как умеете. Государство умыло руки.

Так что страсбургский суд по правам человека хоть как-то попытался заменить собой отсутствующий закон о жертвах терактов. Может быть, и поневоле. Просто потому что людям оказалось больше некуда идти. Страсбург стал последней инстанцией, когда оказалось, что найти справедливость в своей стране невозможно.

Поэтому не говорите о жадных заложниках. Никогда. Даже в самом ужасном сне.

P.S. Расследование бесланского теракта продолжается. Уже расформирована следственная группа. Уже не происходит никаких следственных действий. Уже никого не допрашивают и никого не ищут. Просто каждые несколько месяцев продлевают уголовное дело, в окончание которого уже никто не верит.

Заур Фарниев

Поделиться в соц. сетях