Любовь к цахараджыну

У любого, кто что-то пишет – книгу ли, блог ли, статьи — часто спрашивают: «Зачем вы пишете?». Не знаю, как бы ответил я (вернее всего, что я бы вовсе не ответил), но на моем месте пишущий бы, наверное, парировал: «Ну как зачем? А сами вы этого не знаете?».

Если условная Фатима читает условного Казбека, то это означает одну простую вещь: условная Фатима нашла в текстах Казбека нечто такое, что стоит знать, нечто, похожее на белки и углеводы, вместе взятые, нечто, что отвечает ее, Фатимы, потребностям.

Как вариант, Фатима может ответить, что она читает опусы Казбека, дабы узнать что-то новое или развлечься. Стало быть, читает, чтобы понять, что представляет собой условный Казбек.

Что же касается чтения ради развлечения, то тут надо умудриться пройти по тонкому льду: написать так, чтобы никто не упрекнул условного Казбека в том, что тот желает утомить развлекающихся или прочитать им мораль.

Я, собственно, к чему? К размышлениям об ушедшем 2017-ом…

Регулярно читая новости, доносившиеся из Осетии до разных уголков и закоулков мира, я ловил себя на мысли задать при случае главе Северной Осетии очень простой вопрос: «Дорогой товарищ, а зачем вы нами правите?».

Знаете, однажды я был на пресс-конференции, уже и не вспомню, чьей, но отчетливо помню смешной и серьезный вопрос одного неопытного журналиста, прозвучавший тогда. Он ни много ни мало спросил героя: «Скажите, а в чем смысл жизни?».

Герой пресс-конференции совершенно не стушевался и сказал автору вопроса примерно следующее: чтобы разобраться в этом и ответить на такой каверзный вопрос, мне необходимы еще минимум 10 лет жизни, правда, я не гарантирую найти ответ и в этот срок.

Вспомнил эту историю только потому, что она очень похожа на одну из самых популярных фраз 2017 года – «дайте ему поработать».

И все же, если бы у меня была возможность задать главе этот вопрос, мне представляется, что он бы не ответил вовсе.

Мне хочется надеяться, что причиной этого неответа был бы тот факт, что и сам глава регулярно задает себе этот вопрос, оставаясь наедине с самим собой и понимая, что ему никогда не удастся ответить на такой вопрос.

Может быть, человек знает что-то такое, чего не знают другие и о чем ему надо рассказать этим другим?

Или же человек хочет самоутвердиться и таким способом оправдать свое существование?

Или же человек боится своей смерти и хочет после физического ухода продолжать жить в других и в их памяти?

Или же человек делает всё вот это, чтобы спасти Осетию? Осетию – или самого себя?

А, может быть, человек просто хочет восславить свою Вселенную? Понять мир и навести в нем порядок – ну, хотя бы порядок только для себя, ощущая власть как инстинктивную, внесознательную необходимость?

Сколько же на самом деле существует тайных целей, которые толкают человека делать то, для чего нет никаких видимых причин, а если эти причины и есть, то они лишь маскируют собой совершенно иной, глубинный смысл?

Взять, к примеру, пляски вокруг священного места – абсолютно такой случай. Видимых причин для плясок не было – но наверняка существовал глубинный подтекст.

Или же взять одно из главных высказываний года – об удручающем отсутствии от Осетии представителей некоторых восточных национальностей на крупном молодежном форуме. Вновь отсутствуют видимые причины – но есть завуалированные смыслы, как пить дать.

Весь ушедший год республика провела в борьбе двух одиночеств – первого лица и всех остальных. Ну не будем же мы на полном серьезе считать, что те массы, что теоретически можно было назвать частями команды первого лица, являлись таковыми на самом деле.

По всем ранним признакам выходит, что и 2018-й будет таким же.

Но вот что хочется сказать. На самом деле этот скромный текст – он не про республику. И не про какого-то конкретного человека. И даже не про взаимоотношения человека и республики.

Он всего лишь – про мою любовь к цахараджынам.

Это даже не любовь – это страсть. Начавшись как мимолетная и робкая детская влюбленность, это чувство со временем переросло в обожание, а затем и в пламенную, всепоглощающую страсть. Всепоглощающа даже не страсть, а я, поглощающий цахараджын.

Но в конце 2017 года на мою любовь к пирогам с листьями свеклы наложилось открытие Metro
Cash & Carry во Владикавказе.

Поданное обывателю под соусом «мы открываем Metro, так как заботимся о людях, продукты дешевле, рабочие места». На самом деле под таким соусом в республику надо было звать Auchan, но не в этом дело.

В республику, где свежевыпеченные пироги и парное мясо встречаются едва ли не чаще, чем китайцы в Китае, немецкий ритейлер привез…замороженные московские осетинские пироги и мороженое мясо из Австралии и Новой Зеландии.

Как сказал еще в начале 2016 года в интервью СМИ один молодой осетинский пивовар, по совместительству – сын другого известного осетинского пивовара – «если вам не нравится пиво, это просто не ваш сорт».

Бинго. Вот она, универсальная формула. Если вам не нравится тот или иной человек, если вы считаете, что всё, что он делает – абсолютная глупость, вы ни в чем не виноваты – это просто не ваш сорт человека.

И вновь о цахараджынах. Что бы ни происходило в Осетии, чем бы ни тешились эти неожиданные власти, они не в силах лишить нас пирогов со свекольными листьями.

И это хорошая новость.

С новым годом.

Елбыздыхъо Хадонский

Поделиться в соц. сетях