Судебный процесс

В североосетинском промышленном суде начались прения по двум из 12 дел, возбужденным по жалобе завода «Электроцинк». Предприятие пытается опровергнуть нарушения, выявленные во время внеплановой проверки местным Росприроднадзором.

Та проверка, в ходе которой контролирующая структура нашла множество нарушений, проводилась в мае по требованию прокуратуры. Причиной послужила поступившая жалоба. Росприроднадзор уже не первый раз предъявляет «Электроцинку» нарушения, но тот, тем не менее, регулярно выходит сухим из воды. И способствует тому местное правосудие.

В этом году о судебных процессах случайно узнали местные СМИ. Во время последнего заседания в зале суда был аншлаг. Пришли не только журналисты, но и общественники. «Электроцинк» по уже сложившейся традиции от всего отрекался. Его представители ни в какую не желали признавать свою аварийную трубу, чадящую опасными загрязняющими веществами. Хоть та и была зафиксирована инспектором Росприроднадзора на видео. А отходы второго класса опасности, которые он выпаривает и потом сжигает в атмосферу, упрямо выдавал за «продукцию».

В первом рассматриваемом деле значился сразу ряд нарушений. Было выявлено девять неорганизованных источников выбросов загрязняющих веществ. То есть они нигде не значатся, поэтому и разрешения на них нет.

В Росприроднадзоре пояснили «Кавказ.Реалии», что все выбросы нормируются, чтобы не превышать их допустимую концентрацию в атмосфере. А если источник нигде не фигурирует, то ПДК его выхлопов никто, как получается, не считает.

При этом невооруженным глазом видно, что, к примеру, открыто текущий по желобу огарок испускает испарения. И это явно не кислород.

Кроме того, во время визита на предприятие инспекторов вовсю дымила аварийная труба. Это фундаментальное строение, которое, однако, тоже нигде не значится. Даже если оно и имеет право на эксплуатацию, то, когда случается авария, завод должен официально сообщить об этом контролирующим органам.

Однако в Росприроднадзоре говорят, что за последние пять лет ни разу предприятие не известило их о своих ЧП. Возможно, потому что это ему не выгодно, ведь тогда придется выполнить ряд мероприятий, нивелирующих свое вредительство, а это накладно. Ведь дым, который идет из аварийной трубы — это не что иное, как обжиговые газы или иными словами S02. Они идут от обжигового цеха в сернокислотный, чтобы там очиститься от вредных примесей, которых в них в изобилии: ртуть, селен, мышьяк, хлор, фтор. Это самый экологически опасный источник на «Электроцинке». А если в сернокислотном цеху, случается авария, то этот самый неочищенный газ напрямую идет в атмосферу через аварийную трубу.

К слову, остановки и аварии в серно-кислотном цеху — не редкость, так как ему более ста лет и постоянно что-то выходит из строя. Чаще всего ремонтные работы проводят ночью. Соответственно, в это время суток Владикавказ окутывает S02, оседая в приземном слое. Горожане начинают чувствовать его после дождя. Мало того, что дымит аварийная труба, так еще труба, которая связывает обжиговый цех и сернокислотный, вся дырявая.

Юрист «Электроцинка» заявлял, что видео не может ничего доказывать априори и он его даже не смотрел. Он просил предъявить результаты проб, взятых на трубе.

«Во время проверки оператор ‘Электроцинка’ снимал все действия сотрудников Росприроднадзора на камеру. В законе нет ограничений по поводу фиксации нарушений инспектором. В регламенте указывается состав обжиговых газов и, исходя из него, мы можем говорить об их вреде. А пробы не удалось отобрать из-за того, что труба не оборудована специальным местом для отбора. Хотя оно должно быть», — сказали в Росприроднадзоре.

Суть второго дела — промывная кислота — отход серно-кислотного цеха второго класса опасности. «Электроцинк» все сто лет своего существования нейтрализовал ее до четвертого класса опасности по определённой технологии. Обезвреживал ее, и получался шлам, который складывали в хранилище.

Объект был совершенно законным. Но несколько лет назад были внесены изменения в закон об отходах. Теперь в городской черте захоранивать отходы нельзя. Свой шлам должны рекультивировать: выкопать и вывезти — 18 тонн ежегодного и 130 тысяч тонн накопившегося.

Поскольку захоранивать больше нельзя, то «Электроцинк» решает нейтрализовать свою промывную кислоту другим путём, который не используется ни одним заводом на территории страны. В результате этого в атмосферу выбрасывается существенное количество углекислого газа с примесями тяжёлых металлов. Вместо того, чтобы внедрять новейшие безопасные технологии, свой отход предприятие выпаривает, а потом сжигают. Новшество представители завод на суд экологической экспертизы отдавать категорически не желают и заверяют, что все это старые и безопасные технологии, а предприятие получает из них не отход, а возвратную продукцию. Хотя в их проекте нормативов образования отходов и лимитов на их размещение значится, что это отход. Юрист завода заверяет, что так было раньше, а теперь прогресс шагнул далеко вперёд, и все, что завод захоранивал на протяжении ста лет, — является продукцией.

Когда представители Росприроднадзора на суде поинтересовались, что за «полезные вещества» они теперь научились извлекать из отходов, то юрист затруднился ответить, но сказал, что в том числе есть цинк. Однако это утверждение даже противоречит логике, так как этого элемента нет в химическом составе данного отхода.

www.kavkazr.com

Поделиться в соц. сетях