«В "деле Цабиева" много странного»

Первый заместитель председателя комиссии по взаимодействию с ОНК Общественной палаты России Дмитрий Чугунов рассказал «Абон» о том, что его заинтересовало в «деле Цабиева» и как осуществляется контроль.

— На что вы обратили внимание в «деле Цабиева»? Почему оно вас заинтересовало?

— В силу своих должностных обязанностей часто сталкиваюсь с обращениями граждан, с работой органов исполнительной власти на местах. Есть определенный опыт работы с делами, которые можно назвать «странными». Для меня «дело Цабиева» в такую категорию попало сразу, потому что очень стремительно развиваются события, много было статей во время следствия, статьи разные друг к другу абсолютно не привязанные. Достаточно большое количество процессуальных нарушений, неочевидные решения следственных органов, волокита.

Когда у меня возникают вопросы, я консультируюсь со специалистами. После ряда консультаций со мной согласились, что дело выглядит весьма странно. В связи с этим было принято решение вести это дело в числе прочих, которые мы вели на протяжении всего созыва.

— Какие действия уже были предприняты ОП РФ?

— Были направлены письма в республиканскую прокуратуру и в Генпрокуратуру с просьбой дать правовую оценку и ответить на жалобу супруги Цабиева, которая к нам обратилась. Местная прокуратура написала нам, что в целом действия МВД признаны законными. Мы с этим не согласились, попросили Генпрокуратуру дать оценку. После изучения материалов уголовного дела в Управлении Генпрокуратуры в СКФО, куда это дело было передано из республиканского, увы, там тоже увидели волокиту и иные нарушения требований УПК РФ, в связи с чем начальнику следственной части ГУ МВД в СКФО вынесено требование об их устранении до 19 мая.

Теперь, насколько я понимаю, из-за того, что дело передали из республики в округ, там могут купировать любые возможности давления на следствие и все, что может помешать свершиться правосудию. Мы направили в Генпрокуратуру новое письмо недели 2 назад, чтобы они внимательно осмотрели данные, исходя из аргументов, которые предоставила сторона защиты. В зависимости от реакции будем добиваться справедливого решения по этому делу. Если будет сказано, что все сделано законно, значит доведем эту информацию до тех, кто к нам обращался.

— Если вдруг выяснится, что в этом деле замешаны высокопоставленные чиновники, которые оказывали давление на следствие, то каковы будут ваши действия?

— Мы в любом случае не оставим эту историю, предадим все огласке. Если выяснится, что высокопоставленные чиновники оказывали давление на следствие, это будет доведено до органов, которые могут привлекать к ответственности. На слуху есть примеры, когда губернаторы заключаются под стражу вместе со всей своей командой в случае, когда выявляется преступная деятельность какая-то. Я не думаю, что возможны какие-то исключения на территории РФ.

— Были ли попытки связаться с вами, просьбы не трогать это дело, не вмешиваться?

— Нет, на меня не оказывалось давление. Была какая-то нервная реакция на мой комментарий в СМИ, но нервная реакция может быть обусловлена рядом факторов, мне сложно дать оценку.

Элина Сугарова

Поделиться в соц. сетях