140722074720_original_obschestvennyj-kontrol

Общественный контроль. И все-таки хочется верить, что он окажется полезен. Но все сферы жизни охватить невозможно – лучше браться за то, что «по зубам».

В первую очередь общественный контроль нужен в ЖКХ, настолько здесь все сложно, запущено и запутано. Можно, конечно, помахать шашкой по тарифам на коммунальные услуги, но без предварительной и хорошей подготовки просто не обойтись – знаний может не хватить. И вместо результатов на поверхности будут рассуждения дилетантов. А что делают с такими рассуждениями? Выражаясь современным языком – удаляют, как ненужный файл с рабочего стола одним кликом, прямиком в корзину.

Тема капитального ремонта домов обещает быть долгоиграющей – общественный контроль обязательно здесь должен поработать, но как это будет выглядеть на практике? Пройтись по капитально отремонтированному дому и найти внешние недоделки большой проблемы не представляет. Контролеры приходят и уходят, а людям придется с этими недоделками жить.

Контроль любого процесса может быть хорошим, если он начинается с нулевого цикла и заканчивается при подписании акта приема-сдачи выполненных работ. В то же время смутно представляю ежедневный контроль за проводимыми работами. Общественник, представляющую даже самую массовую организацию, не должен, да и не обязан подменять мастера или прораба, да и кто позволит стоять над душой сварщика или кровельщика? Что касается использования материалов, то не каждый сможет на глаз отличить трубу в полдюйма от трубы в три четверти дюйма, и понять насколько она соответствует той, что заложена в проекте, и нет ли шанса применения дешевых или б/у материалов. В чисто техническом плане не каждый способен на листе бумаги набросать эскиз системы теплоснабжения пятиэтажки, которую меняют в ходе капремонта. Чтение чертежа – это удел узких специалистов.

Другое дело, если под эгидой общественной организации и с приглашением специалистов организовать обучение жильцов здания, где будет идти капитальный ремонт, чтобы пошагово показать, как должен выглядеть контроль за ремонтом в доме, где им жить и жить. Для такой учебы не помешало бы полностью окунуться в закон об общественном контроле – ему еще и двух лет нет, так что общественным организациям есть чем заняться.

Тот, кто взял на себя сложную миссию общественных контролеров, обязан «дожать» ситуацию, связанную с обустройством пандусов. Результат должен быть на мониторе компьютера или на экране смартфона в виде электронной карты, схемы или путеводителя доступности разных объектов республики для маломобильных граждан Владикавказа, Беслана, Ардона, Алагира, Моздока и Дигоры.

В отличие от капитального ремонта здесь особых знаний не требуется. В упрощенном варианте, нормальный и удобный для инвалида- колясочника пандус представляет собой прямоугольник с пропорцией высоты к основанию – 1:7. Простой рулетки за глаза хватит, чтобы определить соответствие. Впрочем, указанную пропорцию можно делать 1:8, 1:9 и более, и дай Бог здоровья тем, кто без оглядки на личные средства готов учитывать интересы тех, у кого здоровье в какой-то момент жизни пошатнулось. В республике хватит технарей, программистов и «айтишников»,  готовых вывести такую карту на дисплей – главное, чтобы общественные контролеры дали исходные данные в виде адресов, названий объектов и фотографий, как пригодных, так и непригодных сооружений.

В отношении пандусов так и хочется вспомнить недобрым словом прошлые времена, когда, к примеру, почти каждый дом на улице Ленина превратился в магазин, и если говорить о перепадах высот, то это настоящая пересортица, начиная с подвалов, и заканчивая входом с метровой, а то и большей высоты. К таким зданиям, оказывается не так-то просто подвести такое сооружение, а заодно решить вопросы эстетики, оставив при этом приличный для двухстороннего хождения тротуар. Задали, однако, головоломку те, кто думал, что мобильность и молодость – это вечные человеческие категории.

И в завершении темы, еще одна дилемма: пересекается ли свобода слова с общественным контролем? Еще как! На заре реформ бытовало одно суждение, полное сарказма, а именно — свобода слова перестанет быть таковой, как только устремится в бесконечность стоимость бумаги и полиграфических услуг. Логика здесь есть, определенное влияние на снижение газетных тиражей и количество изданий экономика, в которой по-прежнему, властвует инфляция, все же оказала. Однако, при большом количестве лесов в России и типографской насыщенности может стабилизация когда-то и наступит, но как быть с почтой?

Где бы взять специалиста, который бы на пальцах объяснил калькуляцию, при которой затраты на труд редакционного коллектива в виде отпечатанной газеты в два, а то и в три раза меньше затрат на ее доставку в почтовый ящик читателю. И это везде по всей республике – редакции тех «районок» боятся один рубль добавить, чтобы не отбить охоту у сельчан родную газету читать, а почта спокойно прибавляет все мыслимые и немыслимые поправки на инфляцию.  В качестве примера пять цифр, наводящих на грусть – в первом полугодии 2016 года редакционные расходы газеты «Заря» Алагирского района составляют 95 рублей, а почтовые услуги по ее доставке – 326 рублей.  Во втором полугодии, чтобы подписаться на газету «Рæстдзинад» читателю нужно будет заплатить 773 рубля 64 копейки, из которых труд коллектива – журналистов и печатников оценен в 109 рублей 98 копеек, а услуги по доставке республиканской народной газеты Северной Осетии составляют 663 рубля 66 копеек. Даже в количестве «шестерок» какой-то неприглядный подтекст.

Когда «Почта России» объявляет акцию подписки возникает такое ощущение, что в темной подворотне тебя поймал грабитель, полностью обчистил твои карманы, и в качестве компенсации выдал червонец: якобы, не обессудь, жизнь такая.

Иначе как воспринять акцию с 12 по 22 мая, когда снизились цены на полугодовую подписку. К примеру, на 10 рублей подешевела газета «Ваши шесть соток», почти на 90 рублей подешевела газета «Культура» и почти на 250 рублей упала в цене «Комсомольская правда», которая, кстати, когда-то имела тираж за 20 млн. экземпляров? Неплохие ценовые переходы, во всяком случае, со скрытым смыслом — с земли, от нехватки которой в республике, постоянные головные боли, через культуру с ее хроническим недофинансированием до пожелтевшей до неприличия «Комсомолки» с ее бульварными статьями о том, кто и где, с кем и когда. Больше всего шокирует мысль о том, что за десять дней подписчик может сэкономить бюджет – трогательная забота, как у вышеприведенного посягателя на имущество.

Творчество дешевле сортировки, перевозки и доставки – это сигнал к тому, чтобы посредством общественного контроля умерить аппетиты почты, так изощренно и безнаказанно наступающей на свободу печатного слова.

Видать только монополист понимает всю сложность и специфику нынешней экономической ситуации – карма, у него такая, и карман — соответствующий, но пора в него заглянуть всем миром. Ничего личного, только интересы читателя и свободомыслия.

Тимофей Хъурхъурагов

Поделиться в соц. сетях