жен-3

«На дальней станции сойду, трава по пояс». Строчка из популярной советской песни почти про нас. Дальние станции в Осетии — это Эльхотово или Дарг-кох, и уж сколько лет идет перетягивание каната вокруг того, останавливать ли там поезд или пусть идет дальше.

Вопрос решается на уровне высшего менеджмента Северо-Кавказской железной дороги, а балансиром  выступает… водка. Неровен час, как это было раньше, что опять-таки за пару минут стоянки адлерского или московского поезда ящиками со спиртным до самых рессор заполнялись два-три вагона. Стахановские, однако, у нас бывают темпы, когда речь идет о водке, а загрузка, видать, раньше проводилась при полном попустительстве транспортной милиции или полиции – не слишком ли много нестыковок было в прежней вокзальной картинке?

Ну,  да ладно, от дальней станции перейдем к траве. Грустно признаться, что видел много травы и неприлично раскидистые кусты амброзии на улицах с интересными названиями – Тимуровская, Георгиевская, Цветочная, Солнечная, Луговая, Заречная, Светлая, Воскресенская, а также на безымянных улицах, которых для простоты назвали линиями с порядковыми номерами. «Гуглить» эти улицы не стоит, это не улицы и линии Владикавказа, а те, что в садах – огородах, что тянутся вдоль улицы Московской (с правой стороны, если ехать из города в сторону Реданта). Стоят дома, есть парочка кафе, русская баня на дровах, но немного людей, утомленных солнцем и заботой о будущем урожае со своих четырех, пяти, а кому и повезло, так и с шести соток земли.

За последние пару месяцев на просторах Фейсбука, да и в обыденной жизни нещадной эксплуатации подверглась фраза о том, что «денег нет, но вы там держитесь».  С деньгами — понятно, денежное изобилие равносильно граду в пустыне, а может нужно было и вправду держаться, но с важным уточнением-  держаться за землю-матушку, дабы каждой травинке в пояс поклониться?  Поклониться ради того, чтобы не вымахала она так, чтобы всадник можно было легко скрыть.

Казалось бы в кризисные времена нужно держаться и цепляться пусть за небольшие клочки земли, откуда можно помидоров с огурцами набрать, картошки вскопать, экологически чистой петрушкой обзавестись. Ведь по отношению к указанным огородам «Электроцинк» уж точно в стороне, и розой ветров от него плоды и корнеплоды охвачены никак не будут. А кто же тогда будет в выходные дни на лавочках обсуждать политиков, костерить все, что можно, соревнуясь друг с другом, порой в непечатных выражениях? Этакое негласное «околоподъезное» соревнование в том, кто смачней и кого лучше приложит, но правда без призов- в крайнем случае, запотевшая бутылка водки в хадзаре появится с нехитрой закуской.  Зато свобода в мыслях и выражениях, свобода от труда на собственном маленьком участке одновременно – чем не жизнь при столь богатой альтернативе.

Жаль, конечно, но личные наблюдения позволяют сделать вывод, что на один обработанный участок приходится четыре- пять участков настоящей целины. Так и хочется крикнуть – да,  отдайте их многодетным семьям, может построиться  они смогут или хоть за счет участка подкормиться, чтобы по базарам и рынкам не ходить и  не тратить скромные социальные пособия. Ведь последние два года цены на фрукты и овощи описывают траекторию взлета истребителя с палубы авианосца.  Но на практике никто участки просто так не отдаст, у каждого есть хозяин или пользователь с правами и документами. Кстати, землепользователь – это человек, который просто использует землю или который своим трудом на земле приносит пользу? Для нашей республики, сразу и не поймешь, какой ответ правильный.

Когда пенсионерка, ветеран труда говорит о том, что невмоготу ей стало работать на своем участке из-за постоянного воровства – это одно. Но когда 15-20 мужчин, владельцев огородов утверждают о том, что совершенно бессмысленно «горбатиться» на своем участке, потому как все равно обнесут, становится просто грустно. Неужели трудно организовать ночное дежурство парами –тройками? Большого вооружения такая вахта не потребует – доморощенные огородные воры, в лучшем случае, вооружены лопатами, хотя чего скрывать, порой сосед и у соседа может подворовывать. А за три летних месяца выпадает несколько дежурств в короткие и теплые ночи – будет о чем вспомнить, да и на стол кое-что можно будет положить, и посоревноваться в том, у кого помидор вырос размером с кулак Валуева, а может и больше.

Земля – это самый лучший индикатор человеческого настроя на труд.  И никакая лакмусовая бумага тут не нужна – достаточно увидеть ухоженную грядку, чтобы понять, что это творение рук настоящего, заботливого хозяина. А за развороченной грядкой легко «читается» очередной вор-разоритель. Вообще, глядя на землю, приходит понимание того, что люди, оказывается, делятся на две категории: одна – созидающая, другая – присваивающая.

При таком раскладе в садах-огородах, государственных денег становится жалко – вот идет сейчас всероссийская сельскохозяйственная перепись, потратился и без того скромный бюджет на подготовку переписчиков, они будут еще и небольшую зарплату получать. Одели переписчиков, выдали им планшетные компьютеры и вперед — на земельные участки. И что они там перепишут? Реальных земледельцев  — негусто, остальных диванных землепользователей днем с огнем не сыскать, зато  результаты их регулярного отсутствия налицо. Чего переписчиков зря гонять, то в жару, то под дождем? Впору квадрокоптер запускать, чтобы с высоты птичьего полета все зафиксировать, а потом с помощью информационных технологий и математики вывести площади земель, предназначенных для садоводства и огородничества. Официальной статистике — то больше площадь земельных угодий нужна, а не то, как они обрабатываются.

Можно сколько угодно говорить об имидже, но из кабины иностранного грузовика, что уже пересек российско-грузинскую границу, и въехал во Владикавказ, и сидеть высоко, и глядится далеко. При такой посадке и имидж другой — не тот,  что  в газете и интернете.  Вот смотрит дальнобойщик в левое окно — видит заросли, неухоженность и  человеческую расхлябанность,  а в правом – несколько раз мелькнет табличка с решительной надписью «продается земельный участок» и номером мобильного телефона.

Здесь — бурьян, а там — продажа, а ведь так хочется золотой земельной середины —  с людьми и обработанными, действительно цветущими участками, радующими глаз и наполняющими стол.

Тимофей Хъурхъурагов

Поделиться в соц. сетях