Республика дилетантов и юристов

Век – живи, век — учись, и если что-то новое узнал, не ропщи, а только радуйся. Но радости оказалось совсем немного, когда недавно узнал о том, что наш СКГМИ, выпускающий инженеров гражданского и промышленного строительства, не готовит и никогда не готовил «планеристов» — так называемых специалистов по разработке и формированию генеральных планов развития населенных пунктов.

И привело это к тому, что деньги за составление генеральных планов остались за пределами нашей республики. К примеру, в 2009 году специализированной организации из Ростова-на-Дону заплатили 48 млн. рублей за разработку генплана развития Владикавказа до 2025 года. А не вариант, что через пять-шесть лет, когда придется делать новый генплан, опять надо будет деньги на сторону отдавать? Время промелькнет так, что и не заметишь, а с учетом неплохо разогнавшейся инфляции очередной генплан столицы Северной Осетии может «выскочить» и за 100 млн. рублей.

Более семи миллионов рублей пришлось отдавать за разработку генерального плана станицы Архонской Пригородного района. В общей сложности для безукоризненного исполнения градостроительного законодательства нужно иметь не менее 100 генеральных планов развития населенных пунктов республики. При отсутствии своих «планеристов» и специализированных организаций за счет наших денег в других регионах будут содержаться рабочие места, делаться хорошие отчисления в бюджет в виде налога на прибыль, НДФЛ и остальных платежей.

Геплан, и этого никто не скрывает, слишком масштабный и слишком дорогой документ. Чтобы его сделать, надо иметь приличные суммы на муниципальных счетах, а если их нет, то нужно что-то продавать. Хорошо, если в селе остались «неприхваченные» колхозные мастерские и земля под ними – может кого-либо из инвесторов это и заинтересует, и что-то удастся выручить за счет продажи. Печально, если ничего не осталось — тогда провал неизбежен, потому что без генплана запрещено возводить новые объекты, и есть большой шанс остановиться в своем развитии. А что такое остановившееся время, понятно и без слов.

Интересно, с какой целью СКГМИ, исключительно технический вуз, длительное время готовил специалистов в области экономики и управления? Неужели ради того, чтобы выпускники вуза смогли за счет полученных знаний создать неординарную экономическую модель деятельности горно-добывающих и перерабатывающих предприятий республики в рыночных условиях? Так эти предприятия, которые были только в одном, Алагирском районе республики, с началом рынка тихо и безропотно прекратили свое существование, оставив нам накопленный экологический ущерб в виде двух хвостохранилищ. Так, что вместо экономистов с техническим уклоном лучше было бы ввести узкое направление по образовательной программе, и получить на выход людей, способных разработать генпланы и экономить наши деньги.

Впрочем, много строителей и ни одного «планериста» с лицензией — это не единственный парадокс. Еще один заключается в том, что в республике много юристов, но до обидного мало истинных специалистов в области избирательного права. В эпоху интернета можно все «прогуглить», в том числе и аспекты указанного права, но людям помощь нужна по вопросам, в которых они испытывают серьезный дискомфорт.

В первую очередь, должна быть раскрыта вся «подноготная» процесса сбора подписей в пользу кандидата-самодвиженца в плане защиты прав гражданина от посягательств, финансовых или материальных. Если человек поставил свою подпись, вписал собственноручно паспортные данные, указал домашний адрес, то он должен иметь 100%-ую гарантию, что нежданно-негаданно не станет заемщиком микрофинансовой организации или же примерит тогу поручителя при выдаче миллиона рублей человеку с отвратительной кредитной историей. Есть другой момент, когда этот человек уже под строгим судейским взором будет вынужден доказывать, что именно это его подпись на листе, а не соседа или сборщика подписей.

В республике болеее 500 тысяч человек, наделенных избирательным правом, но затруднительно назвать фамилии и имена нескольких человек, специализирующихся исключительно на избирательном праве, и чей голос слышался бы, по меньшей мере, раз в год перед выборами. На полмиллиона избирателей ни одного человека, способного дать квалифицированную правовую оценку происходящим предвыборным и выборным процессам и дать независимый комментарий для тех же избирателей? И это даже скорее не вопрос, а констатация нездорового общественного явления.

Понятно, что такая деятельность имеет сезонный характер. Но как знать, если бы наши юристы в области избирательного права активно работали в собственной республике, то не появлялись бы новостные заголовки о том, что правоохранители в лице Следственного комитета ищут 318 избирателей Правобережного района, чьи заполненные бюллетени похитили во время выборов, жестко поправ тем самым их гражданские права. На громоздкость и тавтологию предложения внимание обращать не стоит – больше тревожит смысл последней фразы.

Если бы коммунальщики объявили конкурс на лучший внутрикорпоративный девиз, то безоговорочную победу одержал бы Андрей Макаревич со своей песенной строчкой о том, что «каждый правый имеет право на то, что слева и то, что справа». А как же иначе? Во взаимоотношениях с потребителями газовики, энергетики, теплоснабженцы и другие поставщики услуг неизменно считают себя правой стороной, используя любую возможность обчистить оба кармана отдельного взятого гражданина. Но оказать правовую защиту потребителю особо никто и не торопится, и правоведы не соревнуются в том, чтобы, как можно быстрее, встать на сторону потребителя, который едва выдерживает весь коммунальный прессинг.

Нельзя категорично заявить о том, что потребитель брошен на произвол судьбы – в печати и в интернете встречаются публикации, советы и рекомендации, но нет четкой системы правовой защиты интересов граждан. Одновременно и в самой системе ЖКХ нет высококвалифицированных юристов – кстати, злые языки по этому поводу говорят, что невозможно найти юриста, который смог бы придать легитимность всем внутренним процессам, а особенно тем, которые связаны с оборотом финансовых средств, полученных от законопослушных и дисциплинированных плательщиков

За неуплату предоставленных услуг следуют санкции типа «приостановить» и «ограничить» подачу коммунальной услуги, но как это должно выглядеть на практике? Если раньше у должника вода из крана лилась по-нашенски безграничному принципу «парахат», то теперь, после введения ограничения струя будет толщиной в спичку – так что ли? А как быть с человеком, который накануне зимы, серьезно заболел, потратился на дорогие лекарства, и потому задолжал за электроэнергию? Рубильник имеет два положения — «включено» и «выключено», и у него нет третьего положения под названием «приостановить» и четвертой позиции «ограничить». И что прикажете делать? Ничего! Зато можно жильцам повсеместно посоветовать спускать воздух из батарей. И не беда, что система подачи и распределения теплоносителя в пятиэтажном доме отличается от девятиэтажного, но на таких технических деталях предпочитают не заморачиваться. Главное, что воздухостравливание или воздухоспускание стало выходом из ситуации, и этот выход можно донести до замерзающих масс посредством СМИ и интернета – дешево и оперативно.

Но, к сожалению, далеко не везде и на всех этажах стало тепло, и причина более чем очевидна — в отрасли под названием ЖКХ осталось мало настоящих профи, нет мощных юристов, но именно здесь и наблюдается сосредоточие советчиков, которые, согласно статусу, ни за что и не отвечают. Так же легче!

Тимофей Хъурхъурагов

Поделиться в соц. сетях