Страна бутлегеров

Делать прогнозы на следующий год — дело непростое и неблагодарное, но рискнуть можно. Так вот, все идет к тому, чтобы в 2017 году ввести госмонополию на производство спирта и водки. Особые предпосылки здесь и не нужны. Трагедия в Иркутске, где 120 человек отравились, из них 77 умерли – высокая летальность за столь короткий срок требует адекватной реакции.

Впрочем, уже очевидно, что с госмонополией законодательно опоздали почти на 25 лет, а именно с тех пор, как спирт и все, что из него делают, передали в частные руки.

Что такое 25 лет? Это одно поколение, и за эти годы взрастили поколение бутлегеров.  Что–то зловещее есть в этом американизме, отразившем суть криминальных бизнесменов в эпоху «сухого закона». И  первое, что приходит на ум,  так это бультерьеры, затем  ассоциативно возникают собачьи бои  с сумасшедшими криками, ставками и кровью.  Разборки из-за водки – это и есть те самые ставки, которые оказались больше, чем жизнь, и через это прошли все бутлегеры, в том числе осетинские.

Заявлять о лоббировании интересов бутлегеров без четких доказательств, будет совершенно по-детски, но легко можно утверждать, что люди, неплохо поднявшиеся на «левой» водке, нарастили хорошую мышечную массу и слишком тревожно поигрывают мускулами.

Всего в Уголовный кодекс РФ с момента принятия, а это было в июле 1996 года, было внесено 107 изменений, и четыре изменения касаются статьи 171.1, а это производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки и (или) нанесения информации, предусмотренной законодательством Российской Федерации.

Четыре изменения применительно только к акцизной марке, которой в обязательном порядке снабжается алкогольная продукция, расцениваются просто и без изысков.  А именно —  три раза вся следственно-оперативная машина страны, а надо сказать, это неслабая машина, признавалась в том, что законных санкций маловато будет для обуздания адских аппетитов бутлегеров.  А ведь в числе санкций сейчас есть и лишение свободы сроком до шести лет, если изобличена организованная преступная группа, торгующая безакцизной водкой, естественно на широкую ногу, то бишь в особо крупном размере, коим считается один миллион рублей.

В ход пошла четвертая попытка, и возможно, тоже не последняя. Значит, по ту сторону законодательных баррикад, стоит, мягко скажем, очень непростая и дерзкая публика. И это вам не детская игра, где берут «саечку за испуг» — все масштабно и технологично. Многочисленные факты подделок федеральных акцизных марок — это слишком просто при нынешнем уровне развития печатного дела.

Трудно предположить, какими путями будет достигаться госмонополия – скорее всего, в адрес частных заводов по производству спирта и водки поступят предложения, от которых нельзя будет отказаться. Алгоритм, судя по всему, будет в «сказочной интерпретации»: направо пойдешь – может что и приобретешь, а если налево – пеняй на себя.  Время для подготовки к диалогу еще есть.

Второй раз привлекает и не отпускает спирто-водочная тема (первый раз был материал http://abon-news.ru/posts/ekologiya/spirt-vsemu-golova) и по – прежнему, импонирует предложение жесткого квотирования спирта. Здесь все предельно просто – получите, пожалуйста, объем спирта на производство водки, сделайте прогноз по акцизным маркам, и работайте.  А если взялись за производство спиртосодержащей продукции, то получите соответствующий лимит, и выпускайте свои товары в виде концентратов, лосьонов, незамерзающих жидкостей для автомобильных лобовых стекол и так далее – ассортимент большой. Только пишите на этикетках большими буквами, что их пить категорически нельзя, потратьте деньги на пропаганду и безопасность.

Согласен, что квотирование – это вовсе не рыночно, но видимо совсем по-рыночному тратить внушительные деньги на командировки офицеров полиции, чтобы найти тех, кто сподобился снабдить иркутчан печально знаменитым боярышником с метанолом?   Как следует из данных в СМИ, под подозрение попали более 20 человек, а это и есть организованная преступная группа, как некий межрегиональный филиал бутлегерской системы.

В такой огромной стране, как Россия, трудно до каждой поллитровки водки все просчитать, но, если не хватит десятков тысяч бутылок в виде средства для чистки или мойки ванн, ничего архиважного не произойдет. Хорошая и чистоплотная хозяйка всегда выход из положения найдет, да и плох тот план или квота, в которые нельзя внести изменения.

Если откровенно, то уже в самом печально известном боярышнике заключен явный подвох. Иркутск, река Ангара, рядом чистейший Байкал.  Вокруг экологически девственная тайга, которая при умном и рачительном подходе прокормит, оденет в соболь и песец, не говоря уже о таежном разнотравии, хоть лечебном, хоть косметическом для лица и тела. Однако, и здесь бутлегерское мышление оказалось на высоте – зачем проявлять предпринимательскую смекалку, отправлять сборщиков чудодейственных трав по тайге, делать выжимки и другие технологические операции ради поддержания классического бренда знаменитой сибирской бани и ее пользы для людей?  Куда легче завезти, извините, тех самых «фуфыриков» в неограниченном количестве и продвигать их на безбрежном рынке, благо акцизная водка — дорога, а пить хочется всегда, особенно для определенной категории земляков.

Версия, что от боярышника и паленой водки пострадали, в основном, маргинальные элементы – это самый настоящий бумеранг. Бомж или бродяга, опустившаяся на дно личность или же гражданин с девиантным поведением своим потреблением опасной жидкости бросает вызов обществу и государству: дескать, я не встроился в социум, а раз так — то пью, что попало, и что по карману. А теперь, пусть за ту же неустроенность и пристрастие к спиртному меня выводят из комы, добавим, за счет далеко небезбрежного бюджета на медицину. Это и есть жесткий бумеранг в эпоху кризиса и за народные деньги.

Какими бы совершенными ни были технологии и желания разработчиков, но в любом случае, ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система) не позволяет глубоко залезть в каждую поллитровку или спиртосодержащую жидкость и понять, что же в ней заключено на самом деле, за исключением того, что нанесено на этикетке. Таких задач никто и не поставил, прекрасно понимая, что есть вещи, которые нельзя предусмотреть, спрогнозировать, а особенно предугадать — какой же криминальный номер в очередной раз, и в каком городе выбросят доморощенные бутлегеры, и с какой продукцией он будет связан.  Возможно, что после иркутской прискорбной истории они затаились, временно залегли на дно, но в любом случае, что-то плохое замышляют – менталитет у них такой.

И в заключении о том самом рейтинге трезвости, основой для которого стали данные ЕГАИС о продаже алкоголя в российских регионах. Но как-то все однобоко и пресно с этим рейтингом.  Сколько и где выпили в декалитрах, и в перерасчете на одного жителя? Может быть это и интересно, но ненадолго, во всяком случае, дух не захватывает и нет интенсификации мыслительного процесса – нашли о чем думать?

По идее, рядом с рейтингом трезвости регионов должен быть, как минимум, рейтинг читаемости печатных изданий – книг газет и журналов,  тематический рейтинг посещаемости электронных СМИ, рейтинг просмотра фильмов и познавательных программ, рейтинг востребованности культурных заведений и спортивных сооружений.  Когда будут такие рейтинги, тогда и станет понятно, в какую сторону мы идем, о чем размышляли, думали в уходящем году, и на что настроены в предстоящем.

Тимофей Хъурхъурагов

Поделиться в соц. сетях