Еще один киpпич в стене

Редакцию «Абон» перестали приглашать и, соответственно, пускать на паркетные мероприятия в серый дом.

Кто не знает, «паркет» это официальные встречи, заседания, совещания с участием первых лиц республики. То есть, теперь рассказывать о том, что происходит в правительстве мы от первого лица больше не сможем. На «Абон» обиделись. За, как мне передали, «необъективность», которую усмотрели в тексте с первой планерки нового правительства. Там, если помните, я процитировал слова Вячеслава Битарова о поездке в Рощу Хетага. Ничего от себя не придумывал, наоборот, даже немного сгладил произнесенное главой. Но резонанс, который случился после публикации, видимо, заставил задуматься. Настолько, что глава республики отменил поездку в Рощу телевизионной группы, которая должна была зафиксировать исторический момент. Решили поклясться без посторонних глаз.

Но запись эпизода застолья все-таки, попала в интернет, где я ее и нашел без особого труда. Люди действительно просили у бога помощи в нелегком деле управления Северной Осетией. Ничего криминального, собственно, ни на заседании, ни в самой Роще не происходило. На что обиделся Вячеслав Битаров остается загадкой. Но удивляет даже не его обида. В конце концов, человек, который был всегда далек от власти, адекватно воспринимать журналистов и не обязан вовсе. За него это должны делать специально обученные люди. Как раз они и должны объяснить, что мнения бывают разные и не каждое из них совпадает с новой генеральной линией. Почему они это не сделали – неизвестно. Почему не поставили в известность редакцию «Абон» — тоже. Вместо это они сделали другое: создали новую группу в WhatsApp и включили в нее всех, кроме меня. Так что о том, почему мне не приходят оповещения о событиях в сером доме, я узнал лишь через неделю. И то – случайно.

Пользуясь случаем, хотелось бы передать и главе Северной Осетии и его помощникам, что изоляция неугодного и ненавистного СМИ ни к чему хорошему не приведет. Тем более, что «паркет» мы посещаем крайне редко, и то, когда знаем, что там будет что-то интересное. В остальном, открытых источников, рассказывающих о судьбоносных решениях руководства республики – предостаточно. И если мы лично не увидим Вячеслава Зелимхановича месяц или даже год, это вовсе не будет значить, что мы не в курсе его деятельности. Как в случае с тем же новым законом о распределении республиканских земель, который позволит господину Битарову распоряжаться ими по своему усмотрению.

Сказать, что Вячеслав Битаров первый придумал не пускать неприятных ему журналистов в серый дом, будет неверным. До него это с успехом провернула помощница ныне покойного Тамерлана Агузарова Мадина Сагеева, оставив меня стоять у дверей правительства с аккредитацией федерального СМИ. Вот тогда да, это было впервые на моей памяти. При том, что сама госпожа Сагеева, будучи в прямой оппозиции к предыдущей власти имела прямой доступ на любые мероприятия, проходившие в правительстве. Потому что тогда, видимо, никому не приходило в голову, что не пускать в серый дом неприятных тебе представителей СМИ – хорошая идея. Или просто люди были посмелее. Всё ведь может быть.

В любом случае, желаю новой власти успехов. Говорю это именно здесь, потому что пожелать им успехов лично теперь вряд ли получится. Разве что, случайно пересечемся на открытии очередной заправки или ресторана фаст-фуда.

Заур Фарниев

Поделиться в соц. сетях