Domestic violence victim

В пятницу в России широко отметили День семьи.

Торжественные мероприятия должны были пройти и в Северной Осетии, однако, из-за проливного дождя они оказались сорванными. Так что День семьи отметят позже. Или не отметят. Это как повезет.

За несколько дней до праздника стали известны подробности самоубийства девушки из Алагира, которая повесилась, не выдержав издевательств супруга и его родственников. По словам матери девушки, муж регулярно избивал её, обвиняя в изменах. В комментариях к статье пользователи интернета были полны праведного гнева, но оказалось, что случай Аланы Калаговой далеко не единичный. Проблема домашнего насилия, хоть и не очень заметна на первый взгляд, но стоит довольно остро.

В приватных разговорах врачи «скорой» и дежурные в приемных отделениях больниц рассказывают, что довольно часто сталкиваются с ситуациями, когда пострадавшими оказываются женщины. Причем, самых разных возрастов. «Нельзя сказать, что их поступает к нам много – в среднем, 3-4 женщины в неделю, которые, по их словам, решили ночью или залезть на крышу, или неудачно спустились по лестнице, или просто поскользнулись на свежевымытом полу», — говорят врачи. При этом обратившиеся (а они чаще всего приезжают с мужьями), настаивают, чтобы помощь была оказана без заведения каких-либо документов. «Мы все понимаем, но стараемся не подавать виду, потому что женщинам и так тяжело, а от лишних расспросов они вообще замыкаются в себе», — говорят доктора.

Мои собеседники утверждают, что в основном случаи «неудачных падений» происходят в районах, во Владикавказе – гораздо меньше. «Скорее всего, это потому что в селах более патриархальный уклад и выносить сор из избы не принято», — уверены они. В то же время, и во Владикавказе жертвы домашнего насилия в полицию не обращаются. Напротив, стараются как-то замять дело «чтобы сохранить семью». А в итоге, «падений» становится все больше.

Помимо призрачного «сохранения семьи» есть и сугубо региональные причины нежелания обращаться в правоохранительные органы. Это и «позор», и боязнь того, что к заявительнице с иронией отнесутся в полиции и посоветуют решать домашние проблемы собственными силами. Ну не принято у нас «выносить сор из сакли». Лучше терпеть. Вот и терпят сколько могут. Зачастую, всю жизнь – когда короткую, когда длинную.

Вспомнилось, что несколько лет назад в Дагестане умерла женщина по имени Айшат Магомедова. Ее уникальность была в том, что она, по сути, в одиночку пыталась бороться за женщин, которых избивали мужья. Она выстроила для них больницу, говорила с родственниками, убеждала. С переменным успехом, но у нее получалось. Многих она вытащила. Хотя, ситуация в Дагестане не идет ни в какое сравнение с Северной Осетией. Так, по словам Айшат Магомедовой, насилию в соседней республике подвергается около 90% сельских женщин. Здесь, конечно, эта цифра ниже, но это не значит, что делать ничего не нужно.

Необходимо создание специального центра для женщин, подвергающимся домашнему насилию. С ними должны работать психологи. Давать им новые силы, которые у большинства из них на исходе. До тех пор, пока этого не будет сделано, мы время от времени будем слышать о случаях, похожих на алагирский. Будем ужасаться, но ситуацию переломить не сможем.

Зато с помпой будем отмечать День семьи, пытаясь не думать о том, что происходит за закрытыми дверями домов, казалось бы счастливых людей.

Заур Фарниев

Поделиться в соц. сетях