Забытые колхозники

Узнал сегодня, что в Моздоке собирают урожай яблок. Причем, сорта «Голден» и «Джонатан» — как раз те, что продаются в соседнем супермакете и даже несмотря на мое равнодушие к яблокам в принципе, мне нравятся.

Такие новости сейчас довольно редки. Так сложилось в российской журналистике, что писать о людях труда стало после перестройки чуть ли не моветоном. И обсуждая какую-нибудь слабенькую статью можно было сказать в сердцах, что этому человеку только про уборку зерновых писать. Даже не задумываясь о сказанном. Потому что априори – сельское хозяйство неинтересно. А те кто в нем трудится – по умолчанию ограниченные люди и писать о них скучно. Да что далеко за примерами ходить. Вон, наш министр здравоохранения Михаил Ратманов журналистов колхозниками назвал. Вроде бы как указав этим на их недалекость. И колхозников, и, соответственно, журналистов. Кто, в итоге, действительно недалекий, думаю, объяснять не надо.

Но истории про «успешных бизнесменов», «дальновидных политиков», «светских львиц» понемногу начинают надоедать. Лично мне хочется добротного репортажа с уборки, допустим, пшеницы или картофеля. Вот так, чтобы действительно интересно. Про людей, которые там работают. Про то, чем и как они живут. А то складывается такое впечатление в потоке информации, что их и нет вообще, а хлеб получается как-то сам собой.

Не хочу сказать, что мы стали снобами. Как раз наоборот. Уверен, что истории про самых обычных людей, сеющих, боронующих, пасущих скот, собирающих урожай будут востребованы гораздо сильнее, чем очередная «селфмейд» статья, герой которой ничего кроме смеха вызвать не может. Потому что весь его «селфмейд» заключается в том, что он сумел вовремя урвать кусок пожирней, а теперь рассказывает душещипательные истории про «первый честно заработанный миллион». Хотя, все знают, как он его заработал. И от этого уважения к обычному и ничем вроде бы не примечательному трактористу станет лишь больше.

Можно что угодно говорить об «ужасах Советского Союза», но именно в нём культ рабочего человека был таким мощным, что и сравнить не с чем. Безусловно, все уважали ученых, кующих техническую мощь страны, про директоров успешных предприятий тоже не забывали, как и про председателей колхозов-миллионеров. Но основной упор пропаганды (в хорошем смысле этого слова – а есть и такой) был сделан на людях, которые непосредственно вкалывали. На заводах и комбинатах, полях и бахчах, стройках и шахтах. Потому что большинству людей они были близки. Да, собственно, это они сами и были. Понимали, что делают каждый свое, но одно большое дело.

Под конец СССР былая мощь пропаганды сошла на нет, выродившись в унылые статьи и сюжеты. На первый план вышло другое. И надолго. Настолько долго, что мы успели соскучиться.

Хотя нам сегодня усиленно внушают, что самое интересное это Клинтон и Трамп.

Заур Фарниев

Поделиться в соц. сетях