Крадущийся тигр, затаившийся барс. Истоки чуда.

Начало о чудесах — здесь.  

Политические решения, как правило, определяют основные направления, в которых развивается экономика. Но и политическая воля должна быть подкреплена реальной экономической базой. Южной Корее такая база  была предоставлена.

С 1964 по 1976г.  США предоставили  Южной  Корее,  совокупной помощи более чем на 12 млрд. долларов. Кроме того после заключения договора с Японией,  с 1965 по 1976 гг.,  Южная  Корея  получила  от нее займов и кредитов на 1 млрд. долларов. И наконец, с 1962 по 1971 год, от частных инвесторов было привлечено еще около  2,6 млрд. долл.

Таким образом, за так называемый «второй период» (этап развития страны в 1962-1976 гг. – считающийся основой «экономического чуда»), Южная Корея получила более 15 млрд. долл. совокупных вливаний. Это в сегодняшних ценах составило бы более 100 млрд. долл.(1 доллар 60 -70-х гг., равен 7 долларам 2015 г.).  Сумма более чем солидная для нищей страны, не имеющей развитого производства, природных ресурсов и какого-либо иного преимущества, кроме стратегического положения на линии противостояния капиталистического и социалистического лагерей.

Чтобы оценить, насколько велик объем инвестиций в той или иной стране, необходимо рассчитать вливания на численность работающего населения. Действительно, сами по себе привлеченные средства не расплодятся, если они не вложены в создание рабочих мест, в процессе эксплуатации которых капитал и увеличивается. Ведь, в самом деле, есть существенная разница между созданием 5 и в 50 рабочих мест на 100 человек населения.

Итак, наш показатель будет измеряться в долларах на 1 потенциального работника.  Смотрим: экономически активное население Южной Кореи 1960-х,  начала 70-х,  выросло с 8,5 до 12 миллионов человек. То есть, можно говорить о, примерно 10 млн. чел. экономически активного населения, в среднем. Делим общий объем вложений  на это среднее число (100 млрд. /10 млн.). В итоге получаем около 10000 долларов, за 15 лет, или около 700 долларов в год в расчете на одного экономически активного жителя.  Для сравнения: в Северной Осетии, где на 2015 год имелось около 340 тыс. чел. экономически активного населения, сопоставимый объемом вложений составит более 220 млн. долл. в год или около 3,5 млрд. долл. за 15 лет. Насколько это реально, без определенной политической поддержки, вопрос весьма спорный (но, по крайней мере, можно хоть от чего-то отталкиваться, гоняясь за «тиграми»).

Однако мало получить инвестиции и создать производства, надо созданное на этих производствах еще и продавать. Причем продавать на внешнем рынке, так как исключительно за счет местного рынка ни одна рыночная экономика не выживет. И здесь основная помощь Южной Корее так же была оказана американцами.  Например, Южную Корею включили в Генеральную систему преференций США.

Справка: Генеральная система преференций (далее — ГСП) — это система, которая определяет льготные тарифные условия для отдельных товаров, экспортируемых из развивающихся стран, в развитые страны. Такие системы существуют более чем в 25 развитых стран мира.

В рамках общей системы преференций тарифные льготы даются либо в форме полной отмены таможенных пошлин, либо их значительного снижения.

Как не трудно догадаться, это решение было политическим от слова «совсем». А сама ГСП, как также не трудно догадаться, это инструмент политического влияния США на правительства развивающихся стран: ведешь себя «правильно» – имеешь доступ к рынку, проявляешь «самостоятельность» — будешь отлучен от американского потребителя.

Как именно действует система преференций можно увидеть на примере  соглашения между корейской  фирмой «Sumsung», американской компанией  «Micron  technology» и японской корпорацией «Sharp». Благодаря этому договору Южная Корея получила право экспортировать в США кристаллы для запоминающих устройств, после чего недалеко от Сеула был построен завод для изготовления полупроводников. То есть, стороны сначала договорилась о поставках, и только потом был построен завод. Возможно ли  нечто подобное в условия «чисто рыночных» отношений? Маловероятно. Попробуйте сегодня с кем-нибудь договориться в том же духе – «мол, давайте пока заключим договор, и вы гарантируете, что будете покупать то, что мы произведем, и тогда мы начнем работать». Не знаю как других, но «меня терзают смутные сомнения». В «чистом виде» (то есть при действии любимой либералами «слепой руки») на рынок сбыта, где идет ожесточённая борьба за потребителей, выходят с уже созданными производствами и готовыми продуктами. На мировом рынке нельзя просто так взять и забивать места как на Клондайке. Если только у вас нет «доброй воли» «белых людей» поддержать «хороших азиатских парней».

Например, в 60-х СССР договорился о поставках кубинского сахара. После чего на Кубе, на советские же кредиты построили несколько новых сахарозаводов. Но никто же не говорит о том, что Куба сама вышла на рынок сбыта в СССР. Все прекрасно понимают, что эти закупки были в рамках поддержки Советами Острова Свободы.

Такая всестороння поддержка, просто не могла не дать плодотворных результатов. Рост внешней торговли Южной Кореи на мировом рынке был стремительным: ее доля увеличилась с 0,04% в 1962 г. до 1,1% в 1980 г. Почти 26-и кратный рост за неполных 20 лет. В реальных суммах рост выглядит еще масштабнее:  с 50-60 млн. долл. до 20 млрд. долл. в год. Ежегодно средний темп увеличения экспорта составлял 35-40%!

Всего же общий товарооборот Южной Кореи за 1961-1980 гг. составил почти 90 млрд. долл. (более 600 млрд. долл. в ценах 2015 г.), из которых около половины пришлась на экспорт. То есть, за 20 лет, было продано, в среднем, примерно на 3 доллара продукции на каждый инвестированный ранее доллар. Для сравнения: Осетии, чтобы пойти по стопам корейцев, надо будет за 20 лет продать за пределы республики товаров примерно на 10 млрд. долл. То есть производить и продавать в год продукции на 500 млн. долл. А здесь еще стоит учесть и проблему рынков сбыта в наши дни, ситуация на которых радикально отличается от тех условий, в которых развивалась  Южная Корея.  Ведь кроме помощи США, взлету  Южной Кореи (как и остальным «тиграм») способствовала благоприятная конъюнктура: на 60-70-е годы пришелся пик послевоенного экономического роста, рынки быстро росли, и занимать их, да еще при поддержке «старшего брата», было намного легче, чем в наши дни.

Сегодня таких «подарков», как доступ на свой внутренний рынок, не делают даже сателлитам. Для сравнения можно глянуть на соседнюю Грузию. Там, после «революции роз», младореформаторы громогласно кричали о будущем «кавказском тигре». Более того режим Саакашвили получил от США и Европы миллиарды долларов и кое-какие советские предприятия прошли модернизацию, а так же построена пара-тройка новых. Но на этом инвестиционная сказка закончилась. В отличие от Южной Кореи Грузия не вошла в программу преференций, соответственно, не получила от «белых людей» доступа на рынки сбыта и, как результат, розовая мечта довольно быстро завяла. Сегодня Грузия так же далека от «чуда» в своей экономике, как далеки членистоногие от южнокорейской космической программы, включающей планы освоения Луны.

Без доступа к рынкам сбыта, в капиталистической экономике, никакие чудеса невозможны. А право и возможность продавать импортные товары в своей стране – сегодня однозначно политизированы.

Таким образом, экономическое «чудо» маленькой страны, это всегда результат поддержки влиятельной политической силы, с большими экономическими возможностями. Этот момент всегда надо помнить, когда очередной раз, какой-нибудь «эксперт» начнет давать мессианские рецепты по «выходу» из кризиса, ссылаясь на подобные «чудеса».

Сослан Бероев

Опрос

Есть ли польза от субботников?
Загрузка ... Загрузка ...
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
    123
25262728   
       
   1234
262728    
       
  12345
2728     
       
 123456
78910111213
282930    
       
   1234
       
  12345
27282930   
       
      1
3031     
29      
       
     12
3456789
10111213141516
31      
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       
Комментарии для сайта Cackle