Остров везения. Сингапур

В продолжение разговора о странах, в которых случилось экономическое чудо, рассмотрим историю еще одного «чудесного» азиатского мифа – о  Сингапуре.

Сначала еще раз отвечу на избитый вопрос: зачем «придираться» к истории экономических успехов «азиатских тигров»? «Ведь не завидовать надо, а брать пример!»

Дело не в «придирках», которые всюду мерещатся либеральным «экспертам», суть в том, что бы выяснить всю подноготную «чудесных» историй, а не просто верить отлакированным версиям. Мифотворчество хорошо для рекламных проспектов горящих турпутевок. Выяснение же реальности троп, по которым шли «тигры», позволяет понять: действительно ли этот опыт применим в данное время в данном месте, и до какой степени соответствия. Надо ли копировать его полностью или частично, брать за пример или наоборот идти от обратного.

В общем, необходимо понять: насколько тот или иной опыт прошлого соответствует реальности и действительности сегодня.

Итак, так же как и все остальные тигры в начале своего тернистого пути, Сингапур, был нищей страной, с малограмотным населением,  в котором установился диктаторский режим, подавивший оппозицию и рабочее движение. Но были и плюсы: страна расположена в геополитически выгодной точке, да еще и находилась в регионе прямого  противостояния Запада и Востока.

В 1965 году Сингапур отделился от Малайзии.  В то время остров населяли 2 миллиона человек, преимущественно китайцев (77%), а также малайцев (15%) и индийцев (8%). Вся эта пестрая масса народонаселения, не считавшая себя единой нацией, время от времени устаивала взаимные этнические, религиозные и расовые погромы.

Именно в  таких непростых условиях фактическим диктатором острова-государства становится Ли Кван Ю. Нисколько не умаляя заслуг этого государственного деятеля, все же необходимо отделить реальность от созданного вокруг него мифа.

По мифологической версии, лишь став правителем Сингапура, Ли начинает самоотверженно бороться с коррупцией, сажая даже своих ближайших друзей. Однако в реальности дело обстояло несколько иначе. Борьба с коррупцией на верхних эшелонах власти не только не под силу одному человеку или даже группе лиц, но и представляет для них реальную угрозу. Достаточно вспомнить историю другого руководителя, так же самоотверженно боровшегося с коррупцией и стремившегося провести реальные реформы в стране – президента Буркина-Фасо Томе Санкара, которого прозвали «африканским Че Геварой». Проводя свои реформы и наказывая высших коррупционеров, в том числе и в своем окружении, он вызвал неудовольствие правящих классов и в 1987 г. был убит в ходе военного переворота.

Реальность, происходившего во второй половине 60-х гг в политических верхах Сингапура, такова: не смотря на полученную независимость, страна не была способна сама себя защищать. Поэтому до 1971 года на острове оставалась британская военная база и англичане в огромной степени сохраняли безопасность Ли Кван Ю. Кроме того,  англичанами в Непале были завербованы полицейские-гурки, которые и  обеспечивали в дальнейшем, охрану Ли.

Этот момент очень важен для понимания эффективности реформаторской деятельности Ли Кван Ю. Подобная вооружённая сила была крайне необходима. Во-первых, для того, что бы во время расовых беспорядков полицейские-китайцы не стреляли в малайцев, или полицейские-малайцы — в китайцев. Во-вторых, и, наверное, самое главное – это была сила, нейтральная к местному сообществу.  В том числе и к региональной элите, с которой у них не было никаких связей, в отличие от местного МВД. Именно это и позволяло наказывать коррупционеров любого уровня. Можно сказать, что это были своеобразные «латышские стрелки», которые бы могли арестовывать чиновников и бизнесменов любого уровня, и главное (!!!), в любом количестве (хоть всех поголовно, а не только одного «козла отпущения», как это часто бывает). Без такой нейтральной вооружённой силы никакая борьба с коррупцией была бы не возможна. У Тома Санкара тоже были благие намерения, но вот такой вооружённой опоры, которая бы не была связана с местной элитой, он не располагал, за что и поплатился.

Далее необходимо понимать, в какой международной обстановке находился Сингапур в момент обретения самостоятельности. Любая страна того периода, имела два пути дальнейшего развития: либо по пути капитализма, либо присоединение к соцлагерю. Ли Кван Ю в своей книге говорит о том, что сингапурцам пришлось учиться быть не как все и находить новые пути. Но вот о чем он не особо распространяется, так это о международном положении острова в тот период. О том, что шла «холодная война» и вопросы о «красной угрозе» были не маловажными, особенно для такого стратегического региона. Особенно учитывая тот факт, что в это время набирала обороты война во Вьетнаме. А в 1965 году происходит попытка коммунистического переворота в Индонезии. И, хотя она провалилась, подавление переворота генералом Сухарто сопровождалось большим кровопролитием, что показывало большое влияние левых сил. В самом же Сингапуре, тоже до трети населения симпатизировало коммунистам.

То есть налицо вполне себе заурядная ситуация: в условиях, когда две сверхдержавы борются за влияние в регионе и каждая стремится сохранить свои позиции, маленькому государству думать о какой-то возможной «самостоятельности» мягко говоря, не приходится.

Поэтому говорить о том, что руководство Сингапура решением своей судьбы занималось полностью «независимо», как минимум наивно. Сам Ли Кван Ю и его партия пришли к власти под лозунгами демократического социализма, однако довольно быстро изменили свой политический вектор.

Истинные причины этого политического разворота особо не озвучиваются, но не трудно предположить, что ожидало бы руководителей, которые бы продолжили двигаться по пути отличному от капиталистического, в стране находящейся в важном регионе, в условиях разгорающегося Вьетнама. Да еще при наличии на территории этой страны английской военной базы.

Как мы видим, реальность несколько более прозаична, чем созданный вокруг острова миф.

Также политический вектор любой страны, можно оценивать по тому, с кем ведется военное сотрудничество. Так вот, для решения проблем с безопасностью руководство Сингапура обратилось к Израилю, а в дальнейшем именно Израиль помогал создавать сингапурскую армию.

Кроме того, после ухода британцев была создана система  безопасности в регионе – соглашение 1971 года, подписанное Великобританией, Австралией, Новой Зеландией, Сингапуром и Малайзией.  Пакт гарантировал вмешательство больших стран в возможный конфликт, фактически обезопасив Сингапур от вторжения соседей.

Таким образом, начальный этап проведения тех реформ, которые и стали основой экономического взлета, имел вполне определенное обеспечение. И что безопасность Сингапура в целом, и охрана высших лиц, включая Ли Кван Ю, поддерживалась отнюдь не силами «маленькой нации», а вполне себе крупными игроками капиталистического лагеря.

И происходило все это еще в то время, когда Сингапур был нищим отсталым островом, без каких либо экономических преимуществ, за исключением стратегического геополитического положения, на линии разлома между капитализмом и социализмом.

А Западу было необходимо любой ценой удержать здесь свое влияние.

Продолжение следует…

Сослан Бероев

Опрос

Вы пойдете на концерт Matrang во Владикавказе?
Загрузка ... Загрузка ...
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
16171819202122
23242526272829
30      
    123
25262728   
       
   1234
262728    
       
  12345
2728     
       
 123456
78910111213
282930    
       
   1234
       
  12345
27282930   
       
      1
3031     
29      
       
     12
3456789
10111213141516
31      
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031