Члены семьи рассказали о последнем дне жизни Владимира Цкаева

В Ленинском суде продолжились слушания по громкому «делу Цкаева». Показания дали супруга Владимира – Земфира Цкаева и его двоюродная сестра Ирина Демурова.

Зал заседания, как и в прошлый раз, переполнен. Здесь и подсудимые с адвокатами, и родственники Цкаевых, и добрый десяток журналистов. Зато не пришла свидетель Алла Гациева, которая, по информации «ОсНовы», тоже пострадала от действий обвиняемых.

Судья Олег Ачеев попросил Земфиру Цкаеву восстановить хронологию событий последнего дня жизни Владимира. Далее – краткий пересказ развития событий с ее слов.

30 октября 2015 года

В семье Цкаевых проходит траурное мероприятие – третья поминальная пятница по матери Владимира. В доме не только родственники, но и соседи, среди которых Марат Букулов с супругой. С Цкаевыми их связывали дружеские отношения, поэтому Букуловы задержались допоздна и уехали только около полуночи.

Через некоторое время на улице раздался выстрел, ставший, как оказалось, роковым. Из окна Земфира успела разглядеть иномарку, стоящего на коленях мужчину и кричащую незнакомую женщину. В это время Цкаевым позвонил встревоженный Букулов и попросил Владимира о встрече. Земфира вспоминает:

«Сам Вова ничего не видел. Когда мы уже вместе подошли к окну, ни машины, ни мужчины там не было. Букулов попросил Вову подъехать к школе №1, и он уехал. Я с ним ночью несколько раз связывалась, и Вова говорил, что все хорошо. Он рассказал о случившемся утром, когда вернулся».

Именно от мужа Земфира узнала, что у Букулова произошел конфликт с незнакомцем. Завязалась драка, и Марату пришлось выстрелить в целях самообороны. Тогда они еще не знали, что Букулов ранил сотрудника ОМОН Ролана Плиева.

Стоит отметить, что омоновца жители соседних домов замечали на своей улице и раньше. Его иномарка периодически мелькала в районе. Примерно в то же время то тут, то там начали обнаруживать «закладки» – соседи начали подозревать именно Плиева. Той ночью Букулов пытался выяснить, с какой целью мужчина приезжает на их улицу. С этого и началась перепалка, завершившаяся стрельбой.

31 октября 2015 года

На следующий день в обед домой к Цкаевым приехали обвиняемые, тогда еще сотрудники полиции. Земфира вспоминает, что их было человек десять, причем, пришли все в гражданской одежде и удостоверения не показывали. Они сообщили, что должны допросить Владимира в отделе из-за ночного происшествия. Цкаев сопротивления не оказал, говорит Земфира, так как не имел отношения к делу, и был уверен, что ничего страшного не произойдет. Единственное, о чем попросил – позвонить его другу Алану Лолаеву, если через несколько часов он не вернется назад.

«Когда Вова уходил, он сказал, что все будет нормально. Я хотела его брату сообщить, но он запретил кому-то пока говорить, так как был непричастен. Лолаеву он просил позвонить, потому что его племянник работает в этом отделе», — рассказала Цкаева.

Полицейские увезли Владимира, но оставили дома у Цкаевых Руслана Хугаева все из того же Иристонского ОВД. По словам Земфиры, ей запретили что-либо делать, тем более звонить по телефону и выходить из дома. Однако связаться с Лолаевым женщина все же смогла, когда отпросилась выпить воды. Мужчина заверил, что его племянник, Георгий Качлаев, находится рядом с Владимиром и молодого человека скоро отпустят.

Вечером Хугаева на «посту» сменил Спартак Бузоев, а еще через какое-то время вернулись и все остальные полицейские: на этот раз с обыском. Впрочем, ничего полезного для дела они не обнаружили, разводит руками Земфира:

«Я хотела Вове что-нибудь покушать передать и мне дали категорический отказ. Потом меня попросили вынести его паспорт и сменную одежду. Они объяснили это тем, что на брюках Вовы, якобы, обнаружена кровь и вещи надо сдать на экспертизу».

Стоит отметить, что на брюках Цкаева действительно обнаружили кровь Плиева, однако, согласно заключению экспертов, нанесена она была искусственным путем.

Кроме того, Земфиру попросили прислать и фотографию супруга – объяснили это тем, что снимок нужен для того, чтобы Цкаева опознал раненый Роланд Плиев:

«Я отправила фото через WhatsApp в 20:20 полицейскому Хугаеву. Позже, уже из материалов дела Букулова я узнала, что опознавал его Плиев на несколько часов раньше, чем я передала фотографию».

Тем временем, известий от Владимира все не было и не было. Утром к поискам подключились родственники. Земфире позвонила сестра Цкаева Альбина Бугулова и попросила приехать в Республиканскую клиническую больницу Владикавказа (РКБ).

1 ноября 2015 года

Следом показания дала двоюродная сестра Владимира – Ирина Демурова. По ее словам, утром 1 ноября она приехала домой к Цкаевым, где уже собрались ближайшие родственники. Посовещавшись, они решили приступить к поискам мужчины сами. Через третьи руки выяснили, что человека по имени Владимир Цкаев ночью доставили в РКБ. Демурова с трудом сдерживает эмоции:

«Мы помчались туда, и нам сказали, что он умер. У нас началась паника. Сестра кричала, что этого не может быть и это не он. Мы побежали в морг на Гагарина. Через некоторое время вышла судмедэксперт Цаллаева и сказала, что он умер от сердечной недостаточности. Еще под воздействием какого-то наркотика».

Людям не давали зайти в здание морга. Почему тянули время, стало понятно позже, когда близким Цкаева все же удалось прорваться на опознание. Тело мужчины было полностью изувечено.

«Я его вообще не узнала. Он был весь опухший, весь красный, в кровоподтеках. Первое время я вообще кричала, что это не он! И этот человек умер от сердечной недостаточности, когда на нем живого места нет? Я начала его осматривать, и мы сделали все фотографии, которые впоследствии выставили в социальные сети», — рассказала Демурова.

Эмоциональный рассказ сестры Цкаева иногда прерывается – женщина не может сдержать слез, как и Земфира Цкаева минутами ранее.

Показания членов семьи Владимира время от времени прерывал и судья Олег Ачеев – уточнял страшные детали случившегося. И не он один: вопросы задавали и сами обвиняемые, причем, активнее других был печально известный Сослан Ситохов. А когда Земфира Цкаева сообщила, что будет подавать ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела Марата Букулова, подсудимые не на шутку переполошились.

Уже после заседания адвокат семьи Цкаевых Анджелика Сикоева объяснила, отчего так занервничали бывшие полицейские:

«Это нужно для того, чтобы обнажились очень грубые фальсификации, которые были совершены в процессе «расследования» преступления, якобы совершенного Цкаевым. Но в процессе предварительного расследования наши просьба и ходатайства о том, чтобы этим обстоятельствам была дана надлежащая оценка, не были удовлетворены».

Земфира Цкаева добавила, что огромную роль в том, что полиции пришлось возбудить уголовное дело, сыграли неравнодушные люди, которые следующим же днем вышли на стихийный митинг в центре Владикавказа и отправились к Дому правительства Северной Осетии.

Очередное заседание состоится 25 февраля – на этот раз в суде допросят свидетелей.

«Основа.News»

Фото: Анна Кабисова

Опрос

Вы пойдете на концерт Matrang во Владикавказе?
Загрузка ... Загрузка ...
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
16171819202122
23242526272829
30      
    123
25262728   
       
   1234
262728    
       
  12345
2728     
       
 123456
78910111213
282930    
       
   1234
       
  12345
27282930   
       
      1
3031     
29      
       
     12
3456789
10111213141516
31      
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031