Аким Салбиев: примитивные чиновники называют меня антиосетинским режиссёром

Аким Салбиев рассказал о том, как в республике уничтожили его кинофестиваль, как второй год подряд остаётся на бумаге грант главы республики к Году кино, а также о псевдоотборах, питчингах и «прочей херне» в современном мире кинематографа.

— Итак, почему, Аким, День российского кино вы считаете полной профанацией?
— Потому, что как такового, российского кино сегодня нет! Ежегодно, на деньги налогоплательщиков снимается более ста фильмов. Из них около пятнадцати попадают на российские кинофестивали. А в дальнейшем три, пять фильмов – на международные. Абсолютно согласен с мыслью Валерия Тодоровского, что кинофестивали ничего не дают ни фильму, ни зрителю, ни российскому кино. Именно эти несколько фильмов и выходят в ограниченный прокат. Все же другие фильмы, снятые на бюджетные средства, благополучно «оседают» в Госфильмофонде. Для отчёта. А производители ставят «галочку». Фильм снят. Фильм сдан. Фильм принят на хранение.

— А есть причина этой чудовищной картины такого положения дел?
— Абсолютная непрозрачность действий двух структкр: Департамента кинематографии Министерства культуры России и Фонда кино. Псевдоотбор, питчинги и прочая хрень… Всем известно, как это делается! В итоге, вышеназванные структуры могут представить любые документы, что все слушания и выбор прошли на высоком уровне.

— И что же снимается на деньги государства?
— Всякий негатив и грязь, которую отыскивают в российской глубинке, возводя это, как им кажется, в ранг искусства. Они думают, что снимают «фестивальное кино», опуская свою страну ниже плинтуса. Именно об этом и говорит в последнее время Никита Михалков. И я абсолютно с ним согласен.

— Что делать? Чернышевский пока не забыт…
— Надо вновь вернуться к хорошо отлаженной структуре со времён Ленина – Сталина – Хрущёва – Брежнева, а именно – к Государственному Комитету по кинематографии, когда творческие Объединения киностудий возглавляли мастера киноискусства, неся личную ответственность за запущенные в производство фильмы и результат.

— Ну а вот все эти комиссии при Президенте и Председателе Правительства – они бездейственны?
— Они ничего не дают. Поговорили, разошлись и забыли. В составе комиссий – одни и те же имена: Михалков, Шахназаров, Хотиненко, Бондарчук. Это как наша пресловутая эстрада на всех федеральных каналах в составе Басков – Лепс – Михайлов – Валерия. Одни и те же! Видать, старшие мои коллеги ничего не могут изменить. А тут ситуация иная, по классике: низы не хотят по-старому, верхи не могут по-новому. Или не знают как.

— Я не совсем понимаю – почему всё так? Ведь на дворе ХХI век!
— Да потому, что никому ничего не нужно. В том числе – не нужно духовное будущее России. Это очень долгий разговор. И все ответы ищите в книгах Астафьева, Шукшина, Белова, Абрамова, Трифонова, Тендрякова. А не в сегодняшней книжной макулатуре, где извращённо представлены образ России и люди России.

— Вы считаете, именно поэтому нет нового российского кино? 
— Не только поэтому. Жить во вранье и по двойным стандартам — такой образ жизни не даст нового кино – честного, глубокого, содержательного.

— А в каком положении альма — матер, ВГИК, который носит имя вашего учителя Сергея Герасимова?
— Мой незабвенный мастер вместе с теми, кто составлял славу ВГИКа в педагогике – одни имена чего стоят: Эйзенштейн, Ромм, Козинцев, Озеров, Таланкин, Бондарчук, Баталов, Матвеев… Они на том свете, простите, сальто мортале, наверное, делают. Сегодня ВГИК – это миф. Мастера преподают параллельно в нескольких псевдокиновузах. И ни одного герасимовца среди мастеров нет.
Много лет назад, в самолёте во Флориду, я спросил об этом Людмилу Гурченко – почему бы ей не набрать курс во ВГИКе? Она ответила: «Не зовут! Лечу в Америку, где у меня актёрский курс». ВГИК не зовёт Губенко и Болотову, Никоненко и Наталью Бондарчук. Список этот можно продолжать и продолжать, потому как лучшие имена советского и российского кино – выпускники мастерских Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. А таких мастерских было девять.

— Вы, Аким, представитель региона Северный Кавказ, где, наверняка, есть свой кинематограф.
— Единичные случаи – это ещё не кинематограф. Я – осетин, и могу представлять только Осетию, где нередко примитивные чиновники меня называют антиосетинским режиссёром. Это, видимо, за фильмы «Август. Цхинвал», «Леонид Рошаль», фильмы о народных артистках СССР Веронике Дударовой и Светлане Адырхаевой, о выдающемся лингвисте, академике Васо Абаеве, ракетостроителе Токати, в том числе, за фильм «Одиннадцать писем к Богу».
Также легче отказать, назвав человека антиосетинским. У чиновников никогда не было совести. «Без совести можно спокойно прожить всю жизнь», — как говорил в одном из последних интервью писатель Даниил Гранин. Совесть нужна неравнодушному и глубоко порядочному человеку, который не врёт. До сих пор грант Главы Республики к Году кино не выполнен, и второй год остаётся на бумаге. Уничтожили мой кинофестиваль, который проходил с 2000 года.
А вы говорите – С Днём кино! Ничего подобного! Не хочу врать ни себе, ни тем, кто это будет читать!

osradio.ru

Опрос

Вы оцениваете свой доход как:
Загрузка ... Загрузка ...
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
21222324252627
28293031   
       
    123
25262728   
       
   1234
262728    
       
  12345
2728     
       
 123456
78910111213
282930    
       
   1234
       
  12345
27282930   
       
      1
3031     
29      
       
     12
3456789
10111213141516
31      
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031