«Театр умирает, когда вся работа идет на кассу»

Ему 38 лет, из них 15 он служит в Осетинском театре. Столько же преподает актерское мастерство в СОГУ. Его голосом говорят Карлсон и Винни-пух в осетинской озвучке. Меркуцио в «Ромео и Джульетте», Уари в «Богатом доме», Черный в «Овраге», Джамбулат в «Фатиме» — один играет роли в трагедиях, но уже совсем другой читает авторские сатирические зарисовки и выходит в образе Петруччо в «Укрощении строптивой». Всегда разный. Неизменным остается лишь обостренное чувство справедливости и любовь к правде. Он стремится сделать наш мир чуточку лучше.

Заслуженный артист республики и любимец зрителей Александр Битаров неоднократно попадал под прицел журналистов, но еще никому не удалось раскрыть его, заглянуть в душу. Отчаянную попытку предприняла и Элина Сугарова специально для читателей Абон.

0_15535f_4acbdf50_XL

Первая победа

Я знал, что моя семья не сможет мне помочь с поступлением в ВУЗ. Тогда уже началось время, когда родители к поступлению ребенка заранее откладывали деньги. Мне никто ничего бы не отложил, поэтому ушел со школы в 10 классе и поступил на автокрановщика в профтехучилище №5. Там получил свою первую награду – книгу «Ирон фæндыр» Коста Хетагурова. Был объявлен конкурс чтецов – автослесари, маляры, крановщики – все выдвигали своих конкурсантов. Я любил Коста, конечно. Особенно любил его басню «Хъазтæ» и до сих пор люблю. А контингент в ПТУ сами понимаете какой. Я вышел на сцену, начал читать. Они внимательно меня слушали, я это заметил. Как только закончил, поднялся шум, крики, овации. Мне было так приятно, что птушники поняли, услышали. Мне вручили книгу «Ирон фæндыр», она у меня до сих пор хранится. Это первое и самое яркое впечатление на моем творческом пути.

Первые роли

На школьном утреннике я был Бабой Ягой. Не знаю почему выбор пал на меня. Потом неоднократно наш педагог Сильва Сафарбиевна Лазарова привлекала меня в свои постановки. А мне очень нравилось, нас снимали с уроков. Была постановка о нашем герое, Чабахан Басиевой, я играл там немца, с автоматом бегал. У нас были талантливые ребята, гораздо талантливее, чем я. Но они не пошли по этому пути, потом многие жалели об этом.

Первая роль в Ирон театре

В 2002 году закончил учебу в Щукинском училище и вернулся в Осетию. Первая роль была в спектакле «Дочери Нафи и Нафиги» в постановке Казбека Дзуттагова. Совсем недолго успел поработать и с Геором Хугаевым в его спектакле «Черноухий алдар». Алдаром был Сурен Хугаев, Марат Дзгоев был сыном, военным царской армии. А я был простым пастухом, который влюбился в его дочь. Очень комфортно было работать с Геором Хугаевым. Он не насиловал душу актера, добивался результата без «травм». А есть такие режиссеры, что могут и навредить актеру.

О самоокупаемости театра

Если следовать требованиям, которые театр сам к себе предъявляет, идти по этим задачам, то, конечно, театр может окупать себя. Только слабые говорят, что не может, кто привык всегда рассчитывать на помощь.

Театру, безусловно, нужно помогать. В первую очередь нужно стимулировать зарплатой. У нас есть актеры, которые после спектаклей и репетиций остаются в театре, потому что живут в селах. Было время, когда я сам жил в театре. В Алагир ездить было сложно, снять жилье не было возможности. Обставил комнату в театре и жил там. Я чувствовал себя достаточно комфортно, но понимал, что это неправильно.

И сейчас молодым артистам нужно помогать. Они не могут вступить в существующие программы, потому что не отвечают требованиям, в том числе по зарплате. Вот здесь без поддержки очень сложно. И это проблема не только нашего театра, это проблема общества.

О режиссерах

Актер всегда ждет своего режиссера.

Приятно вспоминаю работу с Ритой Рамоновой. Она ставила спектакль о наших поэтах, ушедших на войну — Хазби Калоеве и Мухарбеке Кочисове. Я играл роль Хазби Калоева. Там были письма, воспоминания, его впечатления о войне, предчувствие смерти. Это очень страшно уйти так рано. Только ребенок родился, только успел его к себе прижать, и тут эта связь разрывается. Навсегда. Для меня тема войны одна из самых важных. Не только в театре, но и в жизни.

Такие темы очень сложные. Это был хороший спектакль. Мы перестали его играть потому, что он не кассовый. Вот так и умирает театр, становится бесполезным, когда вся работа идет на кассу.

Талантливейший режиссер Руслан Цагараев. У нас с ним была постановка «Провинциальные анекдоты» по Вампилову, но этот спектакль почему-то тоже сошел. Обыватель больше идет на те спектакли, где можно посмеяться и ни о чем не думать. Иногда безвкусные комедии становятся долгожителями, а стоящие постановки сходят с репертуара, потому что зрителю навязывают «безвкусицу».

fodouUNAzDU

О критике

Режиссеры должны подпускать к себе критику, чтобы расти. Они должны быть самокритичны. Те, кто отказывается слышать мнение других людей скоро погибнут.

Я всегда расцениваю критику как бесплатную идею. Хотя реагирую на нее эмоционально. Часто хочется, конечно, других слов: ободряющих, вдохновляющих. Но холодным рассудком понимаешь, что надо прислушаться и разобраться, а вдруг правду говорят. Кроме того, важно еще уметь критиковать. Некоторые делают это очень грубо. Критика должна быть с верой, чтобы надежда не пошатнулась.

О работе в детских спектаклях

В основном детские спектакли идут на русском языке. Мы боремся с этим, но пока безрезультатно. Театр идет на уступки зрителям. Говорят, что директора школ сами просят играть на русском. Да, так, конечно, кассовые сборы обеспечены. Но что дальше? Если сегодня наши дети не узнают осетинского языка, то завтра мы всё будем вынуждены играть на русском. При этом взрослые даже не подозревают, насколько легко дети осваивают язык. Нам кажется сложным, а они легко хватают, еще чуть-чуть и заговорят на осетинском. Это должно быть программой, национальной идеей.

Роль-мечта

Я люблю роли, где герой хочет спросить у Бога, спросить с общества. «Кричащие» роли, с претензией, с требованием к миру — когда герой хочет исправить несправедливость, готов бороться за правду.

Однажды переодевался в женщину, в спектакле «Здравствуйте, я ваша тетя». Это была моя мечта, я всегда хотел сыграть женскую роль. Но могу сказать, что было это неудачно. Я сам себя не удивил, не почувствовал, что уровень моего мастерства вырос. Долго репетировал походку, потом мне сказали, что я слишком хорошо освоил каблуки и хожу слишком убедительно.

Мне интересен внутренний мир Гамлета. Я завидую актерам, у кого была возможность сыграть эту роль. Не то, как актер справился, как он держится, какой он красавец. Это очень плохо, когда зритель запоминает красивого актера в шикарном костюме с кудрями, который красиво двигается, эмоционален – это очень плохо. Самое главное, присутствие мысли — что хотел сказать автор.

Также мне интересна роль Ричарда III Уильяма Шекспира. Не знаю как, но поставить хотел бы «Короля Лир». Очень актуальная сегодня тема. Говорят, что пьеса о предательстве дочерей, но я так не считаю. Она о том, что правитель был слеп. И по отношению к семье, и к государству, он не разбирался в людях и не замечал ничего вокруг себя. Там есть момент, когда дочери выкидывают его на улицу, и он только тогда вдруг видит, что его народ нищенствует. Раньше он этого не замечал! Это очень современно.

Сатира и «Коробка конфет»

Сатира – мое «скрытое» увлечение. Там я говорю все, что не смог сказать на сцене в какой-то роли. Замечать жизнь и переносить ее на бумагу, это очень интересное занятие. Монологов уже около 10. Дай Бог, если получится, сделаю интересный проект.

Конечно, я не считаю это театральным искусством. Это эстрада. Высокая комедия (сатира) – это пьесы Мольера, Гоголя. Вот это искусство. А это жанр другой, он более легкий. Например, великие работы Райкина все-таки великим театральным искусством я бы не назвал. Это другой жанр.

О зрителе

Удивительно, но я встречал зрителей, которые столько знают о нашем театре, сколько не знает средний рядовой актер. Знают о его истории, о наших артистах. Простые люди могут такое рассказать, что просто удивляешься: откуда они все это знают? Это огромное счастье, что у нашего народа есть театр. Ведь еще недавно его не было (а с 35-го года это недавно). И самое главное, что зритель чувствует потребность в нем. Отказаться от своего театра все равно что отказаться от флага или гимна.

У нас благодарный зритель, но иногда он может шокировать. Часто это бывают люди преклонного возраста. Неуместные реплики, шутки. Вот пришла кампания, кому-то хочется из них выделиться. И это происходит через реплику в адрес актера. Это некоторая дикость, когда человек не посещает театр часто, и ему кажется, что вот он вышел и себя показать и на других посмотреть. Но зритель не виноват. С ним нужно говорить, объяснять. До такой степени, чтобы у них был свой выходной костюм для похода на спектакль. Тогда может что-то поменяться.

Архив
«»
ПнВтСрЧтПтСбВс
15161718192021
22232425262728
2930     
       
    123
18192021222324
25262728293031
       
   1234
26272829   
       
    123
45678910
       
  12345
6789101112
13141516171819
27282930   
       
      1
9101112131415
3031     
    123
45678910
18192021222324
       
 123456
78910111213
28293031   
       
     12
3456789
10111213141516
24252627282930
31      
   1234
567891011
12131415161718
       
891011121314
15161718192021
293031    
       
     12
       
  12345
6789101112
       
  12345
2728     
       
      1
2345678
3031     
   1234
567891011
       
 123456
282930    
       
     12
10111213141516
31      
   1234
567891011
       
293031    
       
    123
45678910
18192021222324
       
  12345
27282930   
       
      1
2345678
9101112131415
3031     
    123
       
28293031   
       
28      
       
      1
2345678
9101112131415
23242526272829
3031     
   1234
567891011
19202122232425
262728293031 
       
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
       
     12
24252627282930
31      
       
       
    123
25262728   
       
   1234
262728    
       
  12345
2728     
       
 123456
78910111213
282930    
       
   1234
       
  12345
27282930   
       
      1
3031     
29      
       
     12
3456789
10111213141516
31      
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031