Плиев: Я не верил в существование коронавируса, пока не увидел своими глазами

Защитник «Рубина» Константин Плиев заболел коронавирусом. Игрок перед вылетом в расположение команды сдал тест и получил неутешительный результат. Сейчас он перевел себя на карантин во Владикавказе и практически не выходит из своей комнаты. В интервью «БИЗНЕС Online» футболист рассказал, как переносит болезнь у себя дома, и выразил сомнения относительно идеи доиграть текущий чемпионат России.

Константин, как вы себя чувствуете?

Со мной все отлично, никаких проблем не ощущаю. Сижу у себя дома во Владикавказе. Просто знаю, что внутри у меня всё засело, но внешне болезнь не проявляется.

Как вы узнали, что болеете коронавирусом?

Незадолго до этого я переболел легкой простудой. Во время болезни я сразу позвонил клубному врачу «Рубина», и мы решили, что надо будет сдать тест, если нас в итоге будут собирать. Когда было объявлено о возвращении команды в определенные числа, мы еще раз созвонились с доктором и окончательно решили сдать анализы на всякий случай. Это было правильно, ведь я мог заразить всю команду. В итоге я сдал КТ (компьютерная томография, — ред.) и мазок из горла на COVID-19. Позавчера пришел результат КТ, который показал начальную стадию каких-то проблем с легкими. И вчера утром диагноз подтвердил мазок, который показал положительный результат.

Врачи для анализов приходили к вам домой?

Раньше приезжали к заболевшим, но я сам ездил сдавать, потому что сейчас во Владикавказе очень много инфицированных и врачи просто не успевают ко всем домой приехать. В клинике меня встретили врачи, одетые, как космонавты. Я в маске и перчатках, они все в масках и перчатках — все по всем инструкциям.

Как вы себя чувствовали, когда болели?

Сейчас подробно описаны все тяжелые симптомы, которые переносит больной коронавирусом. Я ничего такого не чувствовал: не было температуры, не болело горло. Напоминало легкую простуду, все прошло за пять дней. Я уже четыре дня назад спокойно бегал, никаких проблем не испытывал.

Теперь вы дома на карантине?

Да, я на настоящем карантине с позавчерашнего вечера, но уже до этого ходил в маске, родители тоже на всякий случай ходили в масках. Как выяснилось, не зря мы это делали. Ко мне сейчас только приезжает врач в защитном костюме. Рано утром вчера приехала женщина, сделала мне два укола, я выпил в таблетках антибиотики. Вечером она тоже приезжала ещё раз делать уколы. Пока в таком режиме.

Какие-то ограничения, кроме запрета на выход из дома, последовали от врачей? 

Нет, но мне сказали побольше есть и, самое главное, много пить любой жидкости. Мне предписали выпивать в день от трех до пяти литров жидкости в теплом виде. Кроме антибиотиков, я сейчас еще пью курс витаминов D и C.

Где вы могли подхватить инфекцию?

Я даже не могу представить. Весь день думал об этом, но не понимаю, как это могло произойти. У моих родных, слава богу, все хорошо. У брата (защитник «Динамо» Заурбек Плиев — ред.) пришел отрицательный тест, сегодня сделаем нашим родителям тесты.

Где угодно могли заразиться…

Да. Может, в магазине кто-то чихнул, и ко мне это прилипло. Врать не буду, в магазин ходил в районе 100-200 метров от дома, делал покупки, как и все люди. Мог со знакомыми встретиться возле дома на две-три минуты, но из них никто не заболел! Поэтому я ломаю голову и не понимаю, откуда пришла болезнь.

Во время паузы живете с родителями и братом? 

Да, но у нас двухэтажный дом. Они все теперь на первом этаже обитают, а я у себя в комнате изолировался на втором. Весь мой маршрут на ближайшие дни будет одним и тем же: спальня, туалет, спальня. Еду мне кладут на лестницу, я забираю, кушаю и возвращаю тарелки обратно на лестницу. Хожу при этом в маске. Конечно, это непривычно, но надо просто пережить эти сложности. Я больше не за себя переживаю, а за родителей. Все общение у нас теперь перешло в телефон, хотя мы находимся в одном доме. Мне-то, думаю, хватит 10-12 дней, чтобы полностью излечиться, а вот за них я опасаюсь.

Кроме разговора с доктором, с кем еще общались из клуба? 

Леонид Викторович [Слуцкий] позвонил мне, когда команде сказали собираться в Казани. Я ему обрисовал всю свою ситуацию, тогда у меня еще не было результатов. Он меня поддержал, назвал мой выбор правильным дождаться тестов и по их итогам решать о вылете. Вот буквально перед нашим интервью он позвонил мне и поддержал. Не торопил, пожелал мне и близким здоровья. Сказал после лечения сдавать анализы, ждать результатов и, как все пройдет у меня, возвращаться в Казань. Вообще, меня много кто уже поддержал, не успеваю отвечать на все звонки и сообщения. Олег Яровинский (спортивный директор «Рубина» — ред.), тренеры, ребята из команды писали мне. Огромное спасибо им и всем, кто желает мне и моей семье здоровья. Это очень важно для меня.

Как вы поддерживаете физическую форму эти два месяца? 

Мы с братом сразу купили домой беговую дорожку, все необходимое, чем можно было заменить силовые упражнения в наших клубах. Каждый день Хави (Сальес, тренер по физической подготовке «Рубина» — ред.) скидывал упражнения и бег, которые мы могли делать из дома. Я не думаю, что сильно растерял физическую форму.

На футбольное поле удавалось выйти?

Нет. С этим, к сожалению, не получилось. Своего поля у нас дома нет, а вариант пойти на другие площадки мы с братом даже не рассматривали.

Осенью в интервью нашему изданию вы рассказывали о теплых отношениях между осетинскими футболистами. С друзьями тоже не встречались во время самоизоляции? 

Нет, все строго подошли к сложившейся ситуации. Многие из футболистов уже завели семьи, у большинства есть дети. Никто не хочет рисковать. Я знаю ребят с детьми, кто вообще не выходит из дома и очень редко могут пойти в ближайший магазин. Как ни странно, но молодежь в Осетии склонна к тому, чтобы отсидеться дома. Максимум, что мы могли себе позволить, – это групповые видео звонки.

На днях Слуцкий дал интервью Нобелю Арустамяну, где рассказал, что больше всего опасается за футболистов. Мол, переболевшие коронавирусом спортсмены могут вернуться, потеряв ряд качеств на выносливость. Смотрели то интервью?

Да, я видел эту передачу. Так и есть, большое опасения за футболистов. Леонид Викторович объяснил, что на беговых способностях болезнь может отразиться, если пройдёт в тяжелой форме. Может быть, он прав, но стараюсь не думать о плохом.

Лично с игроками он обсуждал риск заболеть на прямых включениях с командой? 

Нет, напрямую об этом ни он, ни другие тренеры или врачи не говорили. Нас просто просили не выходить из дома, максимально изолироваться от внешнего мира и работать в домашних условиях.

Какое отношения у вас изначально было к коронавирусу? 

Честно скажу, изначально я не верил в существование этого вируса, пока своими глазами не увидел болезнь. У нас знакомые и близкие родственники ложились в больницы из-за пневмонии, они рассказывали, как их легкие поедает болезнь, у них поднималась температура, не уходил кашель. Сейчас они лежат под капельницами, дышат кислородом и с божьей помощью идут на поправку. Тогда я стал реально остерегаться. Начал постоянно протирать руки антисептиком, носил маски, всё вокруг обрызгивал. Не знаю почему, но именно в Осетии сильно растет количество зараженных. В больницах уже нет мест, везде очереди на КТ, не успевают всех тестировать. Если я сейчас позвоню в больницу ради КТ, меня только на четвертый день примут. Сейчас понимаю, что мне повезло, потому что болезнь проходит в лёгкой форме. Дай бог, чтобы у всех так она проходила, кому не посчастливилось с ней столкнуться.

Почему люди так ведут себя в вашей республике? Регион в лидерах по заболеваемости при не самой большой численности населения, а люди выходят на митинги в такое время, сжигают вышки связи… 

Мне больно видеть, как такое большое количество людей ежедневно заболевает, но очень сложно рассуждать об этом. Сам не могу найти ответы на многие вопросы. Пожалуй, оставлю без комментариев этот вопрос.

О коронавирусе в Северной Осетии говорят по телевизору и СМИ больше, чем о все остальном?

Это просто повсюду: в СМИ, в различных группах. Мне кажется, уже не осталось других поводов поговорить у людей. Я перестал включать телевизор и родителям говорю, чтобы меньше смотрели и не накручивали себя. До моей это неприятной истории родители уже стали легче переносить эту информационную атаку.

Буквально несколько дней назад РФС решил возобновить текущий сезон, а уже через день стало известно о диагнозе Джефферсона Фарфана из «Локомотива», теперь у вас выявили вирус. Что вы думаете о доигровке сезона?

Я, скорее, согласен со Слуцким. Леонид Викторович заявлял, что было бы лучше завершить сезон и спокойно готовиться к новому сезону на неделю-две позже обозначенных сейчас сроков от РФС. Я просто пытаюсь логически понять, что нам предлагают. Мы уже два месяца не выходили на футбольное поле, почти во всех городах на сегодня запрещено тренироваться командам, а уже через месяц должен возобновиться чемпионат. Получается, мы должны без практики играть по матчу каждые три-четыре дня. Я уверен, в таком случае у всех команд повысится травматизм. В принципе, не против доиграть. Я вообще хочу как можно скорее выйти на поле, с ума схожу от этого заточения без футбола. Но появляется очень много вопросов. Допустим, лично у меня завершается арендное соглашение с «Рубином» 15 июня. Что со мной дальше будет — я пока сам не знаю. И так с большим количеством игроков, у которых семьи и дети, о них тоже нельзя забывать. Я не хочу, чтобы мои слова поняли, как страх перед турнирными раскладами. Мы в «Рубине» ничего не боимся, готовы сражаться на поле, умирать на тренировках, но, повторюсь, есть много вопросов к последнему решению от руководителей нашего футбола.

При этом есть обратная сторона вопроса. Возможно, людям как раз сейчас нужна надежда, и футбол в такое непростое время может подарить ее. 

Согласен, но мы тоже не в ближайшие выходные начинаем. Так что не думаю, что есть высокая принципиальность для наших болельщиков начать в 20-х числах июня или в первой половине июля, но уже полностью подготовленными. Да и на футбол, если честно, сейчас не направлено все внимание у людей. Мы в лидерах по количеству заболевших в мире, с каждым днем все хуже ситуация. Все стараются себя оберечь. Даже если бы сейчас играли в футбол и не ограничивали вход на стадион, думаю, ходили бы единицы с фанатских секторов. Большинство все равно оставались бы дома. Северная Осетия — один из самых футбольных регионов страны, но я вижу, что и здесь сейчас не до футбола.

А что думают другие футболисты у нас в стране?

Я не скажу, что есть одна четкая позиция у наших игроков в общении друг с другом. Просто все говорили, что очень ждут скорейшего возвращения на поле. Понимали, что есть два варианта: продолжение сезона или завершение. Но лично в моём кругу общения споров на этот счет не было. Только ждали итогового решения. Единственное, не давала покоя мысль, что рано или поздно домашние условия тренировок могут надоесть. Думаю, любому профессионалу в какой-то момент может стать трудно выходить на дорожку или делать другие упражнения, не зная никаких перспектив. Я уже готов приехать, жить и тренироваться на базе «Рубина» и никуда оттуда не уходить. Но до состояния отвращения от домашних тренировок у нас с братом пока не доходит. Наоборот, пока ещё испытываем удовольствие от занятий.

Вам, наверное, нужно было еще работать с учетом травмы, которая была еще до приостановки чемпионата? 

Конечно. Условно, в тренировочном плане нужно сделать десять повторов упражнения, а я делал 12, чтобы догнать партнеров. В этом я находил для себя дополнительную мотивацию, поэтому последние события немного расстроили, потому что снова выпал из ритма.

Вообще пауза хотя бы смутно похожа на отпуск? 

Ничего общего. Мы когда разлетелись из Казани, уже на следующий день были тренировки. Мы работаем в шестидневном графике в неделе. Как минимум это не похоже на отпуск по срокам, ведь за всю карьеру я ещё никогда не находился в отпуске два месяца, с чем столкнулись сейчас.

Можете вспомнить, как вы начинали вторую часть сезона со Слуцким?

У нас много что изменилось за зимние сборы. Все изменения вдохновили нас, я честно скажу, что у нас был боевой настрой на эту весну. Уверен, мы его сохранили на остаток сезона. Я только рад, что у нас впереди остались матчи с топовыми командами, с ними интересней играть. Я был бы рад доиграть сезон именно против них.

Несмотря на завершение арендного контракта, вы остаетесь в «Рубине» до конца сезона? 

Да, при любых датах, если мы говорим о продолжении сезона, я остаюсь в клубе, несмотря на изначально заключенные даты.

Что будет дальше? 

Разговоры начинают идти, но никакой конкретики нет. Клубы будут решать вопрос по мне сами. Я лично очень рад находиться в «Рубине», но загадывать наперед не хочется. С «Ростовом» тоже в идеальных отношениях, но мысли клубов обо мне я пока не знаю.

Архив
«»
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
2728293031  
       
    123
18192021222324
25262728293031
       
   1234
26272829   
       
    123
45678910
       
  12345
6789101112
13141516171819
27282930   
       
      1
9101112131415
3031     
    123
45678910
18192021222324
       
 123456
78910111213
28293031   
       
     12
3456789
10111213141516
24252627282930
31      
   1234
567891011
12131415161718
       
891011121314
15161718192021
293031    
       
     12
       
  12345
6789101112
       
  12345
2728     
       
      1
2345678
3031     
   1234
567891011
       
 123456
282930    
       
     12
10111213141516
31      
   1234
567891011
       
293031    
       
    123
45678910
18192021222324
       
  12345
27282930   
       
      1
2345678
9101112131415
3031     
    123
       
28293031   
       
28      
       
      1
2345678
9101112131415
23242526272829
3031     
   1234
567891011
19202122232425
262728293031 
       
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
       
     12
24252627282930
31      
       
       
    123
25262728   
       
   1234
262728    
       
  12345
2728     
       
 123456
78910111213
282930    
       
   1234
       
  12345
27282930   
       
      1
3031     
29      
       
     12
3456789
10111213141516
31      
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031